Чей покой хранит сегодня Текутьевское кладбище?

Чей покой хранит сегодня Текутьевское кладбище?

22 августа 2016, 16:34
Общество
Коля
В самом центре Тюмени за старым забором в тени деревьев затаилось Текутьевское кладбище. С 1994 года оно охраняется как памятник истории, а в 2005 году было официально объявлено «историческим некрополем» и объектом культурного наследия. То есть, взято под охрану государства. И хотя время от времени здесь проводится уборка территории, все равно на закрытом кладбище сегодня чувствуется запустение.

Вообще, с названием у этого кладбища вышла примечательная история. Дело в том, что купец, меценат и городской голова Иван Текутьев к кладбищу отношения не имеет. Более того, даже похоронен он в другом месте. Но сегодня его имя неразрывно связано с некрополем, более того, даже памятник этому знаменитому человеку поставили именно здесь. Почему же так вышло?

А дело в том, что кладбище, открытое в 1885 году, вначале без затей называли «Новым». И появилось оно неподалеку от мельниц Текутьева. Со временем фамилия купца прочно пристала к погосту, который был закрыт для захоронений только в 1962 году. К этому времени кладбище, находившееся когда-то за городской чертой, постепенно оказалось в самом центре растущей Тюмени.

За несколько десятилетий город успел существенно «пощипать» территорию кладбища. По большому счету, площадь его сократилась едва ли не вдвое. Дом культуры «Геолог», где сейчас разместился тюменский Технопарк, в 80-е годы «откусил» немалую часть площади Текутьевского. Расширявшаяся улица Республики также нанесла «урон». И все-таки без преувеличений, Текутьевский некрополь — это настоящий музей тюменской истории под открытым небом. Однако, несмотря на то, что кладбище признано объектом культурного наследия, многие могилы пребывают в запустении, памятники разрушены или вовсе исчезли.

Корреспондент интернет-портала NashGorod.ru прошелся по кладбищу. Заместитель директора МКУ «Некрополь» Евгений Квашнин помог разыскать могилы наших известных земляков, рассказав по пути, что происходит за оградой Текутьевского сегодня.

Покоится здесь Яков Машаров, брат основателя чугунолитейного завода, сейчас известного, как Станкостроительный. Сам Николай Машаров, по неподтвержденным данным, был в 1922 году расстрелян в Свердловске. Памятник Якова находится в хорошем состоянии, здесь же похоронен и его отец, Дмитрий Епифанович.

Совсем рядом от центрального входа — могила основателя Плехановского аэропорта Эдуарда Лухта. Это при нем были открыты регулярные авиалинии до Тобольска, Ханты-Мансийска, Березово и Салехарда. Самолеты доставляли на Север почту, продукты, стройматериалы, медикаменты. Тюменские авиаторы обслуживали геологические и сейсмические экспедиции. Под руководством бывшего полярного летчика Эдуарда Лухта началось строительство аэропортов и метеостанций в Сургуте, Березово и Мысе-Каменном. Был организован плановый ремонт самолетов У-2, построены мосты-аппарели для спуска гидропланов на воду.

Сохранилось до наших дней надгробие Владимира Куйбышева (1860–1909), дворянина, потомственного военного, участника русско-японской войны, подполковника и уездного воинского начальника Тюмени. Его сыновья — также известные военачальники и революционеры. Младший, Валериан, был одним из ближайших сподвижников Сталина. После смерти в 1935 году похоронен в Москве у Кремлевской стены. Судьба старшего сына, Николая Куйбышева, сложилась трагичнее — троекратный кавалер ордена Красного Знамени, командующий войсками Закавказского военного округа, депутат Верховного Совета СССР первого созыва, в 1938 году был объявлен участником антисоветского заговора и расстрелян.

Некоторые известные тюменцы, погребенные на Текутьевском кладбище

— Купцы и меценты: Василий Бурков, Петр Воробейчиков, Петр Гилев и Василий Голомидов.

— Участник Октябрьского вооруженного восстания в Москве, первый командир тюменской Красной гвардии Вячеслав Злобин (1899–1961).

— Заслуженный врач РСФСР Александра Круткина (1896–1958).

— Подполковник, уездный воинский начальник Тюмени Владимир Куйбышев (1860–1909).

— Военный и полярный летчик, основатель Плехановского, Сургутского и Березовского аэропортов Эдуард Лухт (1893–1940).

— Городской голова Тюмени в 1885–1888 годах Петр Матягин.

Однако познавательная прогулка по старому кладбищу сейчас может быть небезопасна. И дело вовсе не в привидениях — старые, больные деревья, некоторым из которых уже перевалило за сто лет, могут рухнуть на прохожего в любой момент. О том, что это совсем не призрачная угроза, красноречиво свидетельствуют многие оградки и памятники, несущие следы таких происшествий.

«Вот могилы купеческой семьи Аверкиевых. Несколько лет назад нашлась их наследница, — рассказал Евгений Квашнин, — За свой счет, взяв деньги в кредит, она восстановила эти памятники, и через какое-то время совсем рядом с ними рухнуло дерево. Просто повезло, что памятники при этом не пострадали, вся работа была бы уничтожена».

Опасных деревьев на территории погоста около ста пятидесяти. После инвентаризации их пометили — красные кресты на стволах как бы предупреждают: ходить рядом надо осторожнее. «Засохшие ветки падают каждый день. Хорошо, что здесь ходит не так уж много людей, но опасность есть всегда. Когда поднимается ветер, на кладбище сворачиваются любые работы — несчастные случаи тут нам не нужны, — рассказывает мой проводник, — Однако намерения снести опасные деревья вызвали протесты экологов. „Зеленых“ можно понять, да и мы сами вовсе не противники насаждений, но стоит ли восстанавливать умирающие деревья, тем более, если они могут быть опасны?».

Евгений Квашнин рассказал, что когда-то эту чугунную плиту с могилы Якова Фурманского пытались похитить, но сотрудники кладбища успели вовремя пресечь кражу. Кстати, был восстановлен крест, который неизвестные вырвали и притащили к выходу со стороны улицы Малыгина: «Крест подгнил у основания, вырвать его оказалось легко. Сейчас мы его уже заменили на новый».

Кстати, бомжи, когда-то облюбовавшие Текутьевское, сейчас некрополю уже почти не досаждают. А ранее их присутствие нередко оборачивалось не только мусором и прочими отходами жизнедеятельности, но и серьезными пожарами. Бездомные, ютившиеся на территории, устраивали импровизированные кухни, а то и просто засыпали хмельным сном с непогашенной сигаретой.

Вообще, с огнем старому кладбищу не везет. Тополиного пуха здесь каждое лето скапливается не меньше, чем снега зимой. Поэтому, чтобы устроить пожар, злого умысла и не требуется — достаточно не задумываясь, бросить окурок к ограде — и кладбище снова пылает. В некоторые особо «горячие» дни пожарные с Текутьевского почти не уезжают.

Стоит отметить, что сегодня на Текутьевском стало значительно чище: не видно бутылок и банок из-под спиртного. Заметно, что кладбище стараются поддерживать в надлежащем виде. Со стороны Технопарка уже несколько дней работает бригада подрядной организации — убирают и вывозят ветки и валежник. Но до глобальной реконструкции, о которой так много говорили, к сожалению, дело так и не дошло.

В 2009 году на старом кладбище произошли серьезные перемены. После масштабных работ по расчистке территории, уборки сухих деревьев и бурьяна, с Текутьевского вывезли более семи тонн мусора. Оказалось, что сохранились существовавшие когда-то пешеходные дорожки. Обнаружилось около шести тысяч безымянных могил, от иных остались лишь безымянные холмики — ни следа когда-то стоявшего тут памятника или оградки.

Был подготовлен проект масштабной реконструкции кладбища. Предполагалось, что на безымянных могилах будут установлены типовые надгоробия-плиты, а пешеходные дорожки восстановлены. Кроме сноса аварийных деревьев была предусмотрена ливневая канализация, освещение, скамейки.

Были и довольно оригинальные предложения. Директор МКУ «Некрополь» Александр Сеитков, например, предлагал построить на территории кладбища колумбарий. Если в Тюмени когда-нибудь появится крематорий, в нишах такой стены можно было бы хоронить наиболее известных и заслуженных жителей города. Но прошли годы, а проект так и остался проектом — денег на возрождение Текутьевского кладбища так и не нашлось.

«До сих пор бабушки приходят, говорят: ну что же вы, обещали все тут благоустроить и ничего не сделали. Приходится оправдываться, — признается Евгений Квашнин, — Но сегодня у власти много других проблем, поэтому судьба кладбища остается неопределенной. Вообще по своему опыту я могу сказать, что память об усопшем хранится не более трех поколений. Потом на могилу, как правило, уже никто не приходит. Но это не значит, что кладбище должно пребывать в заброшенном состоянии».

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter