Posted 16 января, 07:26

Published 16 января, 07:26

Modified 19 февраля, 05:23

Updated 19 февраля, 05:23

Тюменские эксперты уверены в том, чо застройка берегов Туры вредит реке.

«Город убивает природу»: как застройка берегов Туры связана с ее обмелением?

16 января 2024, 07:26
Фото: 1MI
Тюменские эксперты уверены в том, чо застройка берегов Туры вредит реке.

Тюменские эксперты уверены в том, что застройка берегов Туры вредит реке

Одной из причин катастрофического обмеления Туры и других рек России называют застройку берегов водоемов. Экологи убеждены в том, что строительство в такой близости к рекам провоцирует их гибель, а документация застройщиков нуждается в проверке.
Сюжет
Тура

Засуха или застройка

Сейчас уровень воды в Туре составляет -48 сантиметров, при былом антирекорде на текущую дату в -22 сантиметра. Примечательно, что второй результат был зафиксирован в 2012 году, когда на Россию обрушилась аномальная жара. В те времена уже в марте в регионах России установилась положительная температура, в летние месяцы ставились температурные рекорды, а осенью люди могли ходить в шортах и футболках.

Тогда правительство страны вводило меры поддержки для борьбы с последствиями засухи в связи с большими потерями в сфере экологии и сельского хозяйства. Тогда причиной аномалии стало чередование влияния блокирующих антициклонов и сменяющие их выносы горячего воздуха из центральной Азии.

Сейчас многие вновь говорят о том, что обмеление Туры и низкие показатели водности связаны с засухой. Однако условия 2012 году были значительно суровее, а потому нельзя в полной мере сравнивать эти 2 периода, такого мнения придерживается эколог Ирина Гаврина.

«В те годы отмечалась аномальная жара в 2010 году и в 2012, это ни раз и ни два температура достигла высокого показателя. Это значит, что жара, сухая и бесконечная обрушивалась на страну. Производители лишались урожая, тогда погибло 7,3% посевных площадей в России. В последние годы такого не было. Да, погода была сухой, но это несравнимо с тем, что было в 2012 году. Но река ведь обмелела сильнее, значит есть на то и иные причины», — предполагает Гаврина.

Инженер-эколог Вера Трусова уверена в том, что на состояние реки огромное влияние оказывает массовая застройка, которая ведется на берегах Туры в последние 2-3 года.

«Обратите внимание, что проблемы с уровнем воды у нас наблюдаются последние 3 года, это как раз тот период, когда берег Туры и территорию ее водоохранного сбора начали активно застраивать. Ранее там стояли только частные небольшие постройки, да и те были удалены от реки сильнее, чем то, что показывают в современных проектах. Обратите внимания, где строятся дома у улицы Иркутской, там всего 100 метров до реки», — считает специалист.
Заметили, как стройки приблизились к Туре?

Трусова считает, что подобная застройка является серьезным ударом по жизни Туры. К тому же при строительстве в такой близости к реке, зачастую необходимо укреплять берег и строить дамбы, которые защитят новые постройки.

«Я не решусь говорить, строят они какие-то защиты или нет, там много разных застройщиков работает и варианты могут быть разными. Но любой из них застрагивает ручьи, питающие реку и ее грунтовые воды. К тому же Тура у нас может разлиться вширь и на 150 метров, вспомните, как деревяшки раньше в старой Зареке топило. Так близко к реке раньше никто не строил — разрешения не давали, а сейчас вдруг начали», — недоумевает Трусова.

От строек страдают и другие реки России

Тенденция к выдаче разрешений на строительство в непосредственной близости к рекам отмечается во всей России и уже есть случаи, где негативные последствия этого решения были зафиксированы. Так специалисты лаборатории русловых процессов МГУ много лет проводили исследования русла Оби в районе Барнаула. Они зафиксировали, что строительство Нового моста привело к заиливанию комплекса речного водозабора Барнаула.

«А строительство высоток на берегу может вовсе привести к деформации русла реки. Этот процесс может проходить естественным путем, но человек на него благоприятно повлиять не может, это вмешательство в естественный цикл реки», — подчеркивает гидролог Сергей Демченко.

Стоит отметить, что в Росреестре разъясняется, что в водоохранной зоне действует специальный режим хозяйственной и иной деятельности с целью защиты водного объекта. В частности, такая деятельность не должна приводить к загрязнению, засорению, заилению водного объекта, истощению его вод, сохранения среды обитания объектов животного и растительного мира. В границах водоохранных зон устанавливаются прибрежные защитные полосы на территории которых вводятся дополнительные ограничения, в частности и на строительство.

К тому же, когда открытый водоем является источником питьевой воды и возле него установлена зона санитарной охраны, жилищное строительство вовсе запрещается или ограничивается на основании санитарных правил и норм, установленных законодательством о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения.

«А потому выдача разрешений должна быть строго регламентирована и процесс работ должен проходить особым образом, а потому строящиеся проекты на берегу Туры в сложившейся экологической ситуации требуют проверки ответственных ведомств», — считает инженер-эколог Иван Рубцов.

Схожая ситуация сейчас наблюдается, а Казани, о ней рассказал эко-активист Тимур Ескараев.

«У нас в Казани река Волга питается рекой Казанкой, сама Казанка питается малыми реками. Но так как в последние годы происходят застройки бывших зеленых зон, где раньше спокойно себе журчали родники и питали собой и подземными водами реки, водоносный уровень рек уменьшается», — говорит активист.

Он также рассказал, что сейчас в водоохранных зонах рек России люди бурят скважины, позволяют себе незаконно строить небольшие водохранилища — все это ведет к обмелению малых рек, из-за чего водосток крупных уменьшается.

Какими могут быть последствия

Сейчас в Тюмени продолжается активная застройка берегов Туры, также планируется возвести еще один мост через реку и даже построить дамбу, которая будет защищать студенческий кампус, который также строится на берегу реки.

«Нам необходимо вмешательство экологов и жесткий контроль с их стороны. Я не понимаю, почему молчит Росприроднадзор. Мы сейчас находимся не в той ситуации, чтобы застраивать берега, у нас река вот-вот умрет», — считает гидролог Андрей Расаев.

Тюменский урбанист Никита Мельников убежден в том, что застройка в такой опасной зоне ведется исключительно ради экономических показателей и во имя цели властей — сделать город миллионником.

«На окраине мало кто захочет строится, все в центр метят. А места там уже нет, частники дома не хотят продавать. Вот и стали строить там, где раньше не разрешали. И все для роста населения, чтобы финансирование выросло», — считает урбанист.

Эко-активист Ескараев уверен, что такое стремление может привести к гибели рек.

«Власти бездействуют, никакие нормативные акты на соблюдаются, все разводят руками и говорят, что ничего не могут сделать. А люди продолжают вредить рекам. Происходит то же, что и при обмелении Аральского моря, если будет продолжаться в том же темпе, то у нас Каспий обмелеет», — считает Ескараев.

С ним согласен и кандидат биологических наук Федор Макаров, считающий, что освоение берегов реки убивает Туру и приводит к ее полному иссушению.

«Факторов, усугубляющих ситуацию, много, но есть доказанный факт — если близ реки расположено поселение, то речные экосистемы будут гарантировано нарушены. Река — это живой организм, мы не можем врываться в его естественные процессы, возводя дома, мосты, переправы и прочее. Мы убиваем реку, а спасти ее, может быть, уже не сможем», — говорит ученый.

А потому специалисты убеждены, что каждый строительный объект на берегу реки нуждается в проверке. Аналогичное требование касается и запланированных проектов. В противном случае, снести сданные в эксплуатацию постройки будет уже значительно сложнее, а ситуация с рекой достигнет гибельной точки.