Posted 24 апреля 2023,, 07:39

Published 24 апреля 2023,, 07:39

Modified 24 апреля 2023,, 07:41

Updated 24 апреля 2023,, 07:41

Бабушка обращается во все возможные инстанции РФ, чтобы найти внучку

24 апреля 2023, 07:39

Тоболячка борется за объявление внучки в розыск

Елена Осинцева пытается обжаловать постановление об отказе в розыске ее внучки и вернуть себе опекунство. Она уже была на личном приеме в московской прокуратуре и готова обратиться в суд.
Сюжет
Суд

Перетягивание внучки

Бабушка связалась с двумя адвокатами — один работает по УрФО, второй — по Тюмени. По сообщению Осинцевой, на этой неделе у нее назначены встречи с ними, специалисты заинтересовались делом.

«У меня сложная ситуация, касающаяся малолетнего ребенка. Девочке 5 лет. Осталась без попечения родителей. Длительное время жила со мной, с бабушкой по линии отца. Бабушка по линии матери обратилась в суд с иском о том, чтобы ребенок жил с ней, Тобольский городской суд отказал ей в иске, оставив ребенка со мной», — рассказывает Осинцева.

Одним из аргументов суда был тот факт, что ребенок уже адаптирован, социально организован и изменение места жительства может негативно отразиться на психике ребенка. Но Тюменский областной суд отменил решение нижестоящего суда и определил место жительства ребенка с другой бабушкой — по линии матери.

«Мотивируя тем, что две бабушки не смогут достичь договоренности по вопросу воспитания, суд также отменяет назначение меня опекуном. 8 октября 2020 года судебные приставы изымают у меня ребенка и передают другой бабушке, которая ранее судима за хищение государственного имущества, а также она 2 раза проходила лечение в клубе трезвости „Соратник““, — говорит Елена Осинцева.

По словам Елены, муж второй бабушки был осужден за употребление и хранение наркотиков. Тюменский областной суд в мотивированном определении указал, что предположение Тобольского суда о том, что девочка получит психологическую травму при изменении места жительства, ошибочно.

Ухудшение состояния ребенка

«Однако через полтора месяца изоляции ребенка от меня, девочка стала наблюдаться у невролога. Все органы профилактики Тобольска и Тюменской области на мои просьбы установить адаптационный период постепенного „отвыкания“ ребенка от привычного места жительства и создать условия для общения с близкими родственниками по линии отца, отвечали отписками», — рассказывает она.

В ответных письмах Осинцевой отвечали так: «условия безопасности соблюдены, нет угрозы жизни и здоровью, ребенок физически здоров, эмоционально спокоен». Но выписка из амбулаторной карты, имеющаяся в распоряжении редакции, гласит о том, что у девочки все же есть некоторые проблемы.

«В Семейном Кодексе есть статья 67, которая четко обязывает опекунов не препятствовать общению ребенка с близкими родственниками. Но в скобках есть оговорка „если это не противоречит интересам ребенка“. Вот за эту оговорку зацепились все ведомства, даже уполномоченный по правам ребенка Степанов А.Э., все стали дружно искать как же ее применить в отношении меня, любящей бабушки, желающей общаться со внученькой», — считает Осинцева.

В противостояние бабушек, по словам Осинцевой, ввязалась и директор СРЦН Тобольска Татьяна Л., она — хорошая знакомая второй бабушки. Психологами этого СРЦН было изготовлено 5 психологических диагностик, вывод которых — девочка выражает нежелание общаться с другой бабушкой.

«Там даже указано, якобы внучка моя высказываясь такими фразами: „я никогда не обращусь к ней за помощью, она злая, она мне все запрещала“. И самое ужасное, что все взрослые, образованные, компетентные чиновники не усмотрели психологического давления на маленькую беззащитную девочку. Все отписывались мне на мои обращения дежурными фразами, мол, мы ничем не можем вам помочь, девочка не испытывает к вам привязанности», — негодует Елена.

Но даже при установленном судом порядке общения, фигурировали психологические заключения об отсутствии привязанности девочку к бабушке со стороны отца. Невзирая на ранее проведенную экспертизу центра «Семья», где в заключении сказано, что, Елена — бабушка, с высшим педагогическим образованием и 30-летним стажем работы с детьми не может негативно повлиять на внучку.

Чего хочет ребенок?

«И девочка, общаясь с психологами, в свои 4 года сказала мудрую фразу: „я хочу чтобы все дружили, но этого не хочет вторая бабушка и ее дочери“. Для этих людей моя внучка — это кошелек. Тетя Наташа получала 5 месяцев пенсию ребенка по потере кормильца, когда девочка жила со мной», — говорит Осинцева.

Сейчас ребенок проживает с тетей, которая имеет статус многодетной матери Статус опекунов со второй бабушки был снят. Позже Елена объявила внучку в розыск, так как с октября 2022 года по сегодняшний день, девочка не посещала детский сад, не появлялась по месту регистрации и бабушка не видела ее на улице.

«Какая бы форма жизнеустройства не была, ребенок должен быть социально организован, не быть заложником обстоятельств. И не маловажный момент, устав от бюрократизма всех ведомств и систем профилактики, которые за основу в своей работе применяли психологические диагностики психологов СРЦН Тобольска, мне пришлось обратиться в Федерацию Судебных Экспертов Москвы. Сделав рецензию на представленные психологические заключения психологов Тобольска, эксперты- специалисты признали их непрофессиональными, субъективными и т. д. В настоящее время опекунов у моей внучки нет, „иная форма жизнеустройства“ обжалована мною в суде. Я освобождена от обязанностей опекуна лишь по причине возможного недопонимания между бабушками! Но органы опеки отказывают мне в назначении опекуном, ссылаясь на это судебное решение», — объясняет Елена Осинцева.

13 апреля она подала заявление о выдаче заключения быть усыновителем (удочерителем), но пока слабо верит в то, что сможет вновь воссоединиться с ребенком. А потому она обратилась к юристам и адвокатам, которые заинтересовались делом.