Акция #яНеБоюсьСказать: нужно ли делиться историями о насилии?
11 июля 2016, 12:06
Общество
таня
Пользователи социальных сетей делятся историями о пережитом насилии — физическом, сексуальном, психологическом — под хештегами #яНеБоюсьСказати и #яНеБоюсьСказать. Акцию в конце прошлой недели запустила в Facebook украинский общественный деятель Анастасия Мельниченко, и в первый же день счет постов по теме пошел на тысячи.

«Идея акции возникла после того, как я прочитала одно обсуждение, где жертву насилия обвинили в том, что она сама виновата. У нас в стране, да и вообще на постсоветском пространстве, вместо того, чтобы безоговорочно обвинить насильника, сразу же начинают выискивать — а что же женщина сделала не так, что с ней такое случилось? Может, она была в короткой юбке, или шла домой поздно, а может была пьяная. Выходит, что женщина виновата уже просто потому, что родилась женщиной.

Я общаюсь с женщинами каждый день, и я знаю, насколько распространено это явление — сексуальное домогательство и насилие. И не могу сказать, что акция сугубо против этого. Она в целом против объективации женщин, против отношения к ним как к сексуальному объекту. Я хотела показать, что женщины сталкиваются с домогательствами независимо от возраста, одежды, или того, во сколько они идут домой. Почему такой хэштег? Это очень яркая фраза. В ней говорится о том, что женщина не должна ощущать страх и стыд за то, что с ней происходит. Потому что стыд означает вину. У нас навязывается мысль, что женщина виновата», — цитирует портал «Медуза» Анастасию Мельниченко.

Идея акции возникла после того, как я прочитала одно обсуждение, где жертву насилия обвинили в том, что она сама виновата.

По словам девушки, она ожидала отклика, но не думала, что реакция интернет-сообщества будет настолько бурной. В первый же день счет постов с хештегами #яНеБоюсьСказатии #яНеБоюсьСказать пошел на тысячи. При этом историями о пережитом насилии начали делиться не только женщины, но и мужчины. К акции в социальныз сетях подключились и знаменитости. Свои истории рассказали Лолита Милявская, Виктория Дайнеко, Анита Цой, Эвелина Бледанс.

Из откровений участников акции пользователи социальных сетей узнали, что насилие не обязательно исходит от злобного незнакомца, маньяка или хулигана в подворотне, в роли агрессора может оказаться знакомый, друг или даже член семьи.

Некоторые из пользователей Facebook не делились страшными историями, а просто поддержали тех, кто не побоялся сказать.

«Мне хочется написать огромный пост, начав его словами „к счастью, мне ужасно повезло, и со мной не случалось ничего серьезного“. И, в общем, это почти все, что нужно знать о состоянии нашего общества — я искренне удивлена, что меня не избивали и не насиловали. Я всерьез пытаюсь понять, какие из миллиона предосторожностей, навыков и божественных благословений позволили мне избегать этого до сих пор!

При этом свой минимум из криков вслед, сомнительных комплиментов, щипков от незнакомцев, притормаживающих рядом машин, навязчивых приставаний от вроде как давних приятелей, попыток поцеловать меня и облапать от преподавателя — я получила. И еще одна симптоматична вещь — то, что я этому не удивляюсь. Возмущаюсь, бешусь, злюсь, поражаюсь каждому отдельному случаю, но вообще, как факту в целом — не удивляюсь.

Хочу обнять каждую, кто рассказал свою историю. Может быть, это и не принесет пользы, но какие же вы смелые и сильные.

Ну и все-таки одну историю я расскажу. Однажды, когда я стопила одна на южной трассе, мне остановился какой-то полноватый мужичок. Согласился подвезти без лишних вопросов, но трогаться почему-то мешкал. Наконец, выдавил нерешительно: „Я тебя довезу, а ты за это мне отсосешь“. Я, охренев, сказала, что этот вариант даже не рассматривается. Почему-то не вышла из машины сразу. Мы немного попрепирались, и в конце концов этот мужчина выдал: „Тогда лучше выходи, а если поедем, я за себя не ручаюсь“. Я вышла и не трясущихся коленках пошла воссоединяться с парой, с которой мы только что разделились, пытаясь уехать с мертвой точки. На самом деле, это буквально иллюстрация полушуток про насильников типа „Если вы поняли, что собираетесь изнасиловать женщину, почему вы не закричали и не позвали на помощь?“. Этот чувак оказался идеальным маньяком. Мне повезло, я ему даже благодарна за честность. Но если бы меня изнасиловали — значило бы это, что я сама виновата? Что нефиг ездить в одиночку? Что нужно отрезать себе грудь, изуродовать лицо и зашить все дырки, чтобы ненароком никого не соблазнить? Нет. Это значило бы только то, что встреченный мною мужчина чувак оказался подонком.

И тут должно быть про воспитание детей, про секспросвет, про права человека, наконец, про наше общество в целом с его конкуренцией и агрессией, но я не буду: выговорилась только что вживую, и так пост получился не таким, каким я его задумывала, начиная. Скажу только, что хочу обнять каждую, кто рассказал свою историю. Может быть, это и не принесет пользы, но какие же вы смелые и сильные», — написала тюменка Дарья, переехавшая в Москву.

Однако не у всех интернет-пользователей акция вызвала адекватную реакцию. В социальных сетях появилось много пародийных постов, а указанные хештеги стали ставить, в том числе, и к несерьезным записям. К историям о насилии немало комментариев вроде «сама виновата».

Эксперты — психологи, психиатры, общественники — в федеральных СМИ высказывают разное мнение по поводу происходящего в социальных сетях. Одни считают, что нужно рассказывать о пережитом насилии, чтобы люди знали, что это не редкость, это происходит и с теми, кто рядом, и с этим нужно бороться. Другие полагают, что с такими историями нужно идти к специалистам, а не выплескивать их в публичное пространство. Мол, это может спровоцировать волну мужененавистничества и даже вспышки нового насилия.

Нельзя делать операции в кафе, так и нельзя решить длительную травмирующую психологическую проблему в сети.

Интернет-портал NashGorod.ru попросил поделиться своим мнением об акции руководителя психологического центра «Маяк» психолога Екатерину Громову.

«Решимость этих девушек создает большой резонанс в обществе — и появляется вопрос, что сейчас сделает общество с этой проблемой и будет ли оно вообще что-то делать? Исходя из комментариев в духе „ты сама виновата“, „а вам понравилось“ и других, можно говорить, что агрессоров в обществе столько же, сколько самих жертв — на руку ли им что-то делать с этой проблемой?

Подобные психологические откровения сродни стриптизу. Если человек не готов, если травма у девушки не была проработана и отрефлексирована, то переживания по этому поводу запускаются снова и любой комментарий только усиливает это переживание. Наступает так называемая ретротравма — травма по новой, это как соль в рану! И я согласна с мнением моих коллег, что подобная акция не дает решения ни в обществе, ни для каждой женщины. Нельзя делать операции в кафе, так и нельзя решить длительную травмирующую психологическую проблему в сети. Возникает тревожность по поводу женщин, их состояния от вновь возникших переживаний, а также другая тревога — такой посыл у людей с подвижной психикой может запустить волну агрессии.

Нужны не просто выплески боли в соцсети, а проработка травмы. Откровения полезны, если они произносятся в безопасном месте — безопасном, хотя бы от оценивающих комментариев. Такие акции нужны жертвам как способ проработки, причастности, разделения боли, но все-таки хочется, чтобы такая приобщенность была нетравматичной — например, как в рамках движения „Сестры“ в Москве», — считает Екатерина.