Наш Город
Музейные работники под прикрытием спецназа вынесли артефакты из частной коллекции
4 августа, 10:55
Никита Кифорук
Музейные работники под прикрытием спецназа вынесли артефакты из частной коллекции
Фото: «Наш город»
Спецназ ФСБ и работники музея имени Словцова нагрянули с обыском к частному коллекционеру. В ходе мероприятия было вынесено порядка 2 тыс. экспонатов. Разбираемся в причинах.

Обыск в Музее частных коллекций (МЧК) прошел 2 августа. К зданию музея на Парфенова, 40 приехали сотрудники ФСБ и группа разминирования Росгвардии. По утверждению Гая Першинга, основателя МЧК, силовиков сопровождали сотрудники музея имени Словцова.

Першинг рассказал, что сначала в музей вошел мужчина, представившийся сотрудником РУ ФСБ России по Тюменской области. Сразу же за ним, в здание ворвались вооруженные люди в масках и камуфляже, по видимому — спецназ ФСБ.

Вместе с силовиками при обыске присутствовали женщины, в которых Першинг узнал сотрудников музея им. Словцова. По словам Першинга, музейные работники, едва ли, не координировали работу спецназа и оперативников — указывали, что забрать, а что не представляет особого интереса.

«Была еще одна женщина из словцовского музея, которая ходила, пальцем тыкала: «вот этот интересный предмет, вот этот вот, вот этот вот. <…> Пришли с такой подачей «о, у нас этого нет, этого нет». Допустим, сосуды, котлы, которых у них много — оставили»,рассказывает Гай Першинг

По словам Першинга, из музея были изъяты порядка 2 тыс. различных артефактов, а также макет винтовки Мосина, снаряд авиационной пушки и снаряд времен Первой мировой войны. Причем, по утверждению владельца, оба снаряда обезврежены. Тем не менее, боеприпасы вывозили саперы.

После изъятия снарядов, Першинга отвезли домой, где провели еще один обыск и изъяли артефакты, представлявшие интерес для музейных работников. Суммарно обыск продолжался около 8-9 часов, после чего коллекционер был доставлен в управление ФСБ на Советской.

В отделе сотрудники выясняли у Першинга, связан ли он с «черными копателями» и оружейниками, откуда в частном музее экспонаты и какое отношение МЧК имеет к разграблению археологических памятников.

«Брали опрос сколько лет музею, откуда поступали экспонаты, являюсь ли я руководителем черных копателей в УРФО или не являюсь. Я крышую всех черных копателей, у меня ОПГ, находим ли мы и восстанавливаем оружие, и вот это вот все. То есть им что-то надо. Скупаю, не скупаю, финансирую ли, какие памятники я вскрыл»,поделился Гай Першинг

После допроса в ФСБ Першинга отпустили без предъявления обвинений. Примечательно, что никаких документов, подтверждающих законность оперативно-следственных мероприятий, коллекционеру не предъявили, а также не выдали копию протокола изъятия. Только сообщили, что обыск прошел на основании заявления музея имени Словцова. Якобы в частных музеях нельзя хранить объекты исторического и культурного наследия.

В чем причины обыска?

По мнению некоего анонимного юриста, внимание силовиков к Першингу может быть связано с недавними обысками у оружейников и черных копателей, которые проводились сотрудниками ФСБ в разных регионах страны. В таком случае, обыск был проведен для отчета перед Москвой.

Также не исключено, что обыск проходил после допроса некоего копателя, который по договоренности с оперативниками мог навести силовиков на коллекционера, якобы видел в музее оружие или продавал предметы старины.

Юрист отмечает, что в случае, если обыск проходил так, как его описывает Першинг, то в процедуре есть ряд серьезных нарушений. Во-первых, не ясно основание для обыска и процессуальный статус Першинга. Судя по всему, уголовного дела нет.

Во-вторых, при обыске не было понятых, а присутствие сотрудников музея им. Словцова и их поведение — вызывает множество вопросов. Их визит был бы обоснован только в том случае, если бы из музея были похищены экспонаты, которые необходимо было опознать на месте.

Даже если музейных работников привлекли в качестве эксперта, должны быть заявление и дело, в рамках которого проводятся следственные действия. В противном случае, все выглядит так, будто государственный музей решил пополнить фонды за счет частной коллекции.

Еще одной вероятной причиной обыска юрист называет уголовное дело, возбужденное по факту разграбления кургана в Исетском районе. По факту расхищения памятника федерального значения было возбуждено уголовное дело, в рамках которого могли задержать группу копателей, которые так или иначе сотрудничали с частным музеем.

Мнение архелогов

Учитывая, что курганы в Исетском районе являются археологическим памятником федерального значения, версия о том, что силовики вышли на Першинга после задержания преступников выглядит правдоподобно. Однако археолог Мария Широкова считает, что взаимосвязи между этими событиями нет, поскольку правоохранительные органы, фактически, не занимаются делом о разграблении курганов.

«Было подано заявление в прокуратуру, возбуждено уголовное дело. И больше ничего, все так и стоит, правоохранительные органы осмотр толком не провели, место раскопок не законсервировано»,рассказала Мария Широкова

Тем не менее, Гай Першинг довольно известен среди тюменских археологов и не с самой положительной стороны. По мнению историков, коллекционер не только скупает артефакты у черных копателей, но и финансирует незаконные раскопки.

Неизвестные разрушили тюменский памятник археологии

Косвенно слова ученых подтверждает объявление о продаже удостоверений музейного работника, опубликованное на странице Музея частных коллекций во «Вконтакте». В описании указано, что обладатель такого удостоверения может рассчитывать на «лёгкость общения с населением и представителями власти, в экспедициях и при перевозке „экспонатов“».

Источник: обыск у Першинга связан с черными копателями

По данным источника «Нашего города», РУ ФСБ больше года вело разработку Гая Першинга. Основанием послужили заявления археологов из Института проблем освоения Севера.

На момент выхода материала, подтвердить или опровергнуть информацию о заявлениях у археологов не удалось — специалисты, на которых указал источник, находятся на раскопках и недоступны для звонка.

Что ищут черные археологи в тюменской земле?

По мнению источника, именно проблемы с силовиками стали истинной причиной закрытия МЧК. Першинг же утверждает, что причиной выселения музея из муниципального здания стал незаключенный договор с коммунальными службами.

Как борются с копателями в Тюмени?

По словам археологов и историков, с черными копателями в Тюменской области не борются никак. Ученые рассказывают, что не помнят ни одного случая, когда полицейские расследовали разграбления памятников археологии.

Слова археологов подтверждают данные из картотек Калининского, Центрального, Ленинского и Тюменского районных судов — согласно этим данным, в Тюмени не было ни одного судебного заседания по делу о незаконном поиске или изъятии предметов, представляющих археологическую ценность (ст. 243 УК РФ).

По данным ученых, только за последние пять лет, при попустительстве властей и силовиков было разграблено не менее шести крупных памятников:

Согласно списку, составленному тюменскими археологами, за прошедшие пять лет, вошли сразу шесть объектов:

  • Курганные могильники в комплексах Онуфриевский борок, Верхне-Ингальский борок (Исетский район).
  • Грунтовый могильник на территории Старо-Лыбаевского городища (Заводоуковский район).
  • Могильник на окраине села Бигила (Заводоуковский район).
  • Курганный могильник в Старо_лыбаевском мкр (Заводоуковский район)
  • Красногорское (Лизуновское) городище (Исетский район).
  • Могильник Ингала эпохи раннего средневековья в пойме реки Исеть.

Для уточнения причин обыска в частном музее, редакция «Нашего города» направила запросы в Следственный комитет, РУ ФСБ России, Прокуратуру Тюменской области и музей им. Словцова. На момент публикации материала официальные ответы получены не были.