Вера Петрушенко, пробывшая 13 лет в рабстве, получила паспорт

Вера Петрушенко, пробывшая 13 лет в рабстве, получила паспорт

22 января , 13:46ОбществоPhoto: «Наш город»С грустью на глазах рассказывает о своей нелегкой жизни Вера Михайловна
В Тюмени 73-летняя Вера Петрушенко, которая несколько лет находилась в рабстве у цыган, наконец-то, получила документы. Волонтеры из центра «Милосердие» помогли ей восстановить паспорт и в скором времени бабушке оформят пенсию.

До злополучной встречи с цыганами, Вера Петрушенко была счастливой женой и мамой. Жила в Свердловской области, работала в столовой интерната, потом в фирме «Радуга», делала игрушки. Но в один момент - все перевернулось. Побои, многолетнее рабство, участие в программе по определению ДНК и вторая надежда на жизнь.

Теперь в 73-года пенсионерка сможет начать новую жизнь
Photo:«ВКонтакте»

Как рассказала корреспонденту «Нашего города» сама Вера Михайловна, изначально цыгане были просто ее соседями. Затем она устроилась к ним на подработку.

«По выходным ходила - стирала у них. Они занимались нехорошими делами, я все это знала, поэтому они и выкрали меня. Забрали мои документы и увезли в поселок Нефтяник, недалеко от Тюмени», - сообщила она.

рассказывает о своей жизни 72 летняя Вера Михайловна.
Photo:«Наш город»

С 2000-го года, когда женщина оказалась в рабстве, она часто меняла место жительства - хозяева перевозили ее из одного дома в другой.

«Как-то я нашла свои документы - хотела убежать, но не получилось. Меня вернули обратно, снова били. Потом они забрали их у меня и больше своего паспорта я не видела», - вспоминает пенсионерка.

Но, в один момент Вере Петрушенко все-таки удалось сбежать.

«Это было 10 мая, 2015 года, как раз после дня победы. Хозяйка отправила меня в магазин. Дала мне список, что купить. Я пришла - отдала. И в этот момент, как будто меня кто - то толкнул. Я вышла в задние ворота, побежала куда глаза глядят и смотрю, автобус стоит 66-й. Я спрашиваю: Вы до Тюмени? Водитель говорит - да. Я быстро объясняю ситуацию, что у меня ни документов, ни денег на проезд, но водитель сжалился - разрешил. Довез до автовокзала. Знаете, тогда было ощущение, что сам Бог меня подтолкнул, что мне удалось впервые сбежать без страха, что меня найдут, догонят, снова изобьют».

Но, и в Тюмени, первое время, жизнь была не сладкой. Сон у теплотрассы. Безденежье. Голод.

«На автовокзале можно было находиться только до 11 вечера, а потом подходят полицейские и просят покинуть территорию. В 11 меня выгнали, но посоветовали идти на жд вокзал. А куда я пойду, если город не знаю? Осталась ночевать на улице у труб. Утром просыпаюсь, а надо мной женщина в белом халате стоит. Скорее всего, люди подумали, что мне плохо и вызвали «скорую». А мне просто спать было негде».

Так длилось некоторое время, а потом, женщине подсказали, что в Тюмени есть место, где каждый день, кроме воскресенья, кормят бездомных, одиноких, малоимущих.

«Все приходят, поедят и уходят. А я куда пойду? Не знаю. Ко мне подходит женщина, спрашивая, почему я не ухожу. Я все ей рассказала. Она позвонила в реабилитационный центр, спросить есть ли свободные места. Меня приехали, забрали. Привезли меня в центр „Зерновой“. Там пробыла два года. Как - то, со второго этажа спускалась, слетела, сломала ногу в двух местах. Меня увезли в больницу. А когда привезли, в „Зерновом“ уже никого нет, потом привезли на Коммунистическую, 70. Там попался мужчина: „Дай Бог ему здоровья“. Он покупал таблетки, еду, все, что нужно привозил. Вот, в Москву возил на ДНК, чтобы найти родственников. По результатам анализа - нашли внука».

Из-за здоровья, Веру Михайловну, пришлось перевести в другой реабилитационный центр. Так она и попала в дом милосердия «Богодельня».

Как рассказала корреспонденту «Нашего города» Наталья Грачева, координатор центра «Милосердие», сейчас Вера Михайловна могла бы пойти жить к внуку. У него есть квартира, доставшаяся от матери, ее дочери, и у Веры Михайловны есть право на наследство. Но сама баба Вера не хочет мешать ему и не против устроиться в дом интернат.

«Будь что будет, куда деваться. Говорят, что отправят нас в дом-интернат. На внука я не рассчитываю, не хочу ему мешать. Хотя мы с ним созваниваемся иногда, общаемся», - пояснила пенсионерка.

Stories:
Тюмень
Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter