Тюменские школы не против учить детей-инвалидов. Готовы ли родители?

Тюменские школы не против учить детей-инвалидов. Готовы ли родители?

14 октября 2016, 18:55
Общество
Коля
Термин «инклюзивное образование» во многом кажется новым и непривычным. И эта концепция, известная также как «школы для всех», вызывает сомнения и даже опасения, в первую очередь, у родителей. Однако специалисты видят инклюзивное образование исключительно как составляющую в установлении здоровых межличностных отношений в обществе в целом.

Термин «инклюзивное образование» для многих тюменцев нов и непривычен. Эта концепция, известная также как «школы для всех», вызывает сомнения и даже опасения, в первую очередь, у родителей. Однако специалисты видят инклюзивное образование исключительно как составляющую в установлении здоровых межличностных отношений между детьми и в обществе в целом.

Как обстоит дело с инклюзивным образованием в Тюмени, что думают о таком подходе к обучению детей как родители, так и специалисты различных ведомств, разбирался корреспондент интернет-портала NashGorod.ru

По данным областного департамента образования, интегрированная форма обучения детей в нашем регионе развивается достаточно интенсивно. Около 68% детей с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ) и детей-инвалидов обучаются в обычных общеобразовательных школах и классах. Общий охват образованием детей данной категории составил 98,8% (в 2015 году — 98,4%).

В департаменте рассказали, что в последние годы в Тюменской области сформировалась практика реализации четырех наиболее востребованных вариативных моделей интеграции детей с ограниченными возможностями здоровья в систему образования: полная интеграция, комбинированная, частичная и онлайн-интеграция, то есть дистанционное обучение.

Около 68% детей с ОВЗ и детей-инвалидов обучаются в обычных общеобразовательных школах и классах

Сейчас по программам дополнительного образования различной направленности на базе школ и учреждений дополнительного образования обучаются около 2,5 тысяч детей-инвалидов и детей с ограниченными возможностями здоровья. Как уверяют специалисты, ребят, принимающих активное участие в различного рода общественных, творческих, спортивных, развивающих мероприятиях, становится все больше.

Например, в нашем регионе уже восьмой год успешно проходит тематическая олимпиада для детей с ограниченными возможностями здоровья, рассчитанная, за счет широкого спектра номинаций, на участие в ней детей всех возрастных категорий независимо от патологии. В этом учебном году в ней примут участие более тысячи человек. Также тюменские особые дети занимаются по специальным, адаптированным, программам рисованием и музыкой.

В областном департаменте образования отмечают, что остается актуальным вопрос повышения профессиональных компетенций педагогов-предметников, педагогов психолого-медико-педагогического сопровождения. Ежегодно проводятся подготовка, переподготовка, повышение квалификации специалистов коррекционной педагогики, учителей-предметников, работающих по адаптированным основным образовательным программам.

«Сегодня школы укомплектованы необходимыми специалистами, а в случае потребности в том или ином узком специалисте зарекомендовала себя технология межведомственного и сетевого взаимодействия», — добавили в аедомтсве.

Насколько сегодня готовы к принятию инклюзии все стороны: педагоги, родители детей с ОВЗ и обычных школьников?

Родителям особых детей интересна система полной инклюзии, и важно сформировать такую образовательную систему, которая отвечает нуждам и потребностям всех детей без исключения, отмечают в департаменте образования.

Но далеко не все родители здоровых детей готовы к тому, чтобы их ребенок учился в условиях инклюзивного образования — в родительском сообществе сегодня много дискуссий по этому поводу. Для снятия социальных барьеров очень востребованными и эффективными оказались формы живого продуктивного общения: обучающие форумы для педагогов, детей и их родителей. В ряде муниципальных образований работают Клубы родителей, которые служат консультационной площадкой, площадкой для обмена опытом по воспитанию и обучению детей с ограниченными возможностями здоровья.

«Инклюзивное образование — это обеспечение равного доступа к образованию для всех обучающихся с учетом разнообразия особых образовательных потребностей и индивидуальных возможностей. Но не всегда педагогический коллектив готов к работе с такими детьми. Знание нозологических особенностей детей-инвалидов и способов взаимодействия с детьми с различными особенностями здоровья — лишь начало перечня того, что должен знать педагог для организации обучающего процесса», — считает Виктория Маркова, заведующая отделением информационно-аналитической, методической и учебной деятельности областного центра реабилитации инвалидов.

«Инклюзивное образование — это обеспечение равного доступа к образованию для всех обучающихся с учетом разнообразия особых образовательных потребностей и индивидуальных возможностей»

Центр вышел с инициативой — оказать образовательным учреждениям города методическую помощь в форме кратковременных информационно-консультационных курсов и оснащения педагогов специальной методической литературой.

«Не исключаем мы и возможности предоставления супервизии силами специалистов нашего центра», — отмечает Виктория Маркова, — У нас уже прошли обучение тренеры-преподаватели регионального благотворительного общественного движения «Подари ребенку праздник», а также специалисты по спорту учреждений сферы молодежной политики и спорта Тюменского района. Мы готовы к диалогу с нашими социальными партнерами и ждем их в качестве слушателей очно-заочных курсов».

Андрей Степанов, уполномоченный по правам ребенка в Тюменской области, педагог с многолетним стажем:

«Неправильно думать, что термин инклюзия возник буквально вчера, а сегодня дети с ограничениями массово пойдут в обычные школы. На самом деле, особые детки всегда находились в системе образования, в системе здравоохранения, социальной помощи и так далее, вплоть до искусства. Это объективный факт. Другое дело, что сегодня мы все — родители, педагоги, переосмысливаем это и понимаем, что эти люди — такая же часть нашего общества. Просто мы стали говорить об этом вслух. Как пример: ведь сегодня ни один социальный объект не сдается, если он не приспособлен для людей с ограниченными возможностями.

„Наша самая большая задача — продвижение вопросов толерантности, доброты и сострадания к этой категории граждан в первую очередь среди взрослых людей“

Однако с чем приходится сталкиваться, так это с инертностью, предвзятостью взрослых людей, родителей. Детки, не имея жизненного опыта, не зная, что такое боль, подчас бывают жестоки со сверстниками. Но при этом нет никаких разграничений — со здоровыми ли, с особыми. Глупо думать, что завтра это возьмет и исчезнет — человеческую природу не переделать. Но самое горькое — видеть, как дети принимают нового одноклассника, а родители устраивают против него поход, требуют убрать его из класса.

Поэтому наша самая большая задача — продвижение вопросов толерантности, доброты и сострадания к этой категории граждан в первую очередь среди взрослых людей. Есть примеры того, что в нашем обществе многое меняется в лучшую сторону. Но положительные моменты, конечно, контрастируют со случаями дискриминации инвалидов, взрослых или детей, особенно со стороны здоровых. Что сегодня делать с теми, кто нетерпим? Это уже задача не только учителей, но и всего общества. Я искренне считаю, что сегодня отношение к людям с ограниченными возможностями все-таки меняется. Как пример — несколько лет назад в школу № 15 поступил мальчик-колясочник. Его мама поначалу очень переживала и даже присутствовала на каждом уроке. Но как все изменилось спустя месяц-два, когда она сказала директору школы: я никогда не видела своего ребенка таким счастливым».

А что думают об этом тюменские родители?

Евгения: «У меня практики такой нет. По документам и справкам, все дети в классе, где учится мой ребенок, вполне обычные, без отклонений. Хотя по поведению некоторых, конечно, не скажешь… Инвалидность бывает разная, в частности, некоторые отклонения у ребенка могут быть и не видны. Таким детям можно и нужно учиться с обычными детьми. Если же в классе окажется ученик с явными проблемами, то другие дети могут испортить ему психику, убить в нем желание учиться и ходить в школу. Я считаю, что инклюзивное образование имеет право на жизнь, но здесь очень и очень важна работа педагогов и психологов».

Светлана: «Я считаю, что в общеобразовательных школах допустимо совместное обучение детей с ограниченными возможностями и здоровых детей. В школе, да и в институте, в свое время вместе со мной учились девочки с нарушением развития костного скелета (им поэтапно „наращивали“ руки и ноги с помощью аппарата Илизарова), и отношение к ним было такое же, как к остальным: и со стороны учителей, и со стороны одноклассников. Другой вопрос, что дети с задержкой умственного развития, я считаю, должны проходить обучение в специализированных заведениях, в первую очередь, для их же блага: так как общую школьную программу им не осилить, к тому же, они могут стать объектом издевок для одноклассников (нынешние дети жестокие)».

Общественный деятель Гульнара Прадедова (в семье Гульнары трое детей, и один из них — аутист): «Ранее преподавателей в наших школах ориентировали на то, что все дети — одинаковые. Но сейчас ситуация меняется. Особый ребенок в классе активирует в остальных детях взаимопомощь и развивает сотрудничество. Отмечу, однако, что без развитой школы тьюторов (наставников) инклюзивное образование не состоится».

Фото из открытых источников

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter