Куратор тюменского бэби-бокса: «Мертвому ребенку все равно, кто его мама и папа»

Куратор тюменского бэби-бокса: «Мертвому ребенку все равно, кто его мама и папа»

Куратор тюменского бэби-бокса: «Мертвому ребенку все равно, кто его мама и папа»

7 июля 2016, 14:47
Общество
Коля
Сенатор Елена Мизулина, прославившаяся спорными и скандальными законодательными инициативами, обратилась с официальным запросом в прокуратуру РФ с просьбой указать позицию ведомства в отношении появления в России бэби-боксов.

Сеть «беби-боксов» уже несколько лет работает по всей России. Это ячейки, в которых матери могут анонимно оставлять младенцев, и откуда малыши мгновенно попадают в руки докторов, а затем в дома ребенка и в приемные семьи.

По мнению Елены Мизулиной, прокурорская проверка поможет достоверно выяснить количество детей, оставленных в подобных местах, а также их дальнейшую судьбу. Как отмечает сенатор, использование бэби-боксов является источником «множества рисков»: роста числа отказов от новорожденных, торговли детьми, нарушения права ребенка на идентичность, создания теневого канала для незаконного усыновления детей в другие страны. До этого Мизулина внесла в Госдуму законопроект, запрещающий создание бэби-боксов и предусматривающий за это штрафы до пяти миллионов рублей. Отметим, что ранее против проекта активно выступал Павел Астахов. »Ящик для ребенка — это противоречит не только ряду российских законов, но и моральным принципам. К тому же в Конвенции о правах ребенка говорится, что ребенок имеет право знать своих родителей», — отмечал детский правозащитник.

История «колыбели жизни» в областной столице также складывается очень непросто. Напомним, анонимное «гнездо» для тюменских матерей-кукушек открыли два года назад. Отметим, тюменский беби-бокс — инновационный по своей задумке. Обычно, если в бокс что-то положили, то подается сигнал на рабочее место дежурного врача и его невозможно выключить, не проверив ячейку. Тюменский еще и отправляет sms.

За это время вокруг тюменского бэби-бокса успело произойти несколько крупных скандалов, вызвавших широкий общественный резонанс. Так, врач-неонатолог областной клинической больницы № 2 Олеся Шкурова потеряла работу — вина врача в том, что женщина разместила в соцсети фотографии с первым малышом, оставленным в тюменском беби-боксе. 16 июля в «колыбель жизни» был подброшен первый новорожденный. Через несколько дней врач Олеся Шкурова выложила на своей странице в Фейсбуке фотографию с малышом и в результате была уволена из медучреждения.

Фотография попала в СМИ, а это вызвало возмущение у руководства больницы. Медику напомнили о законе «О защите персональных данных» и предложили уволиться «по собственному желанию». Эта новость вызвала целую волну возмущения горожан. Многие высказывались в защиту Олеси Шкуровой. Сама же детский врач обратилась в прокуратуру Ленинского округа Тюмени.

В это же время прокуратура Тюменской области проверила работу беби-бокса и выявила нарушения. Они выразились в непроведении больницей на системной основе проверочных испытаний конструкции, необходимости корректировки утвержденного алгоритма действий персонала больницы при обнаружении ребенка в беби-боксе, изменении приведенной на его фасаде информации. Прокуратурой области главному врачу учреждения было внесено представление. По результатам его рассмотрения выявленные нарушения устранены.

Спустя какое-то время, после нападок на проект теперь уже бывшего детского омбудсмена в РФ Павла Астахова, со стенда для женщин, попавших в тяжелую жизненную ситуацию, вывешенного у бэби-бокса, убрали все номера телефонов, по которым они могли бы получить помощь, психологическую поддержку и консультации специалистов. Мало того, на «окно жизни» направили камеру видеонаблюдения. Таким образом, как считает куратор проекта в Тюмени Гульнара Прадедова, был нарушен основной принцип работы бокса — его анонимность. «С тех пор бэби-бокс, можно сказать, существует исключительно номинально», — отметила Гульнара Прадедова в разговоре с корреспондентом интернет-портала NashGoros.ru.

«Бэби-бокс несет прежде всего информационную функцию, проект изначально направлен на поддержку женщин, матерей, оказавшихся в сложной ситуации, — считает Прадедова, — Однако чиновники с рвением, достойного лучшего применения, нападают на проект, спасающий детские жизни по всей стране». По ее мнению, доводы Елены Мизулиной, ссылающейся в частности на то, что «колыбель жизни» нарушает право ребенка на идентичность, то есть знать свое происхождение, не выдерживают критики: «Мертвому ребенку, выброшенному в мусорный контейнер или люк теплотрассы, совершенно все равно, кто его мама и папа».

Напомним, только за 2014 год в Тюмени было два случая, когда матери-кукушки бросали своих новорожденных детей. Так, на балконе общежития был найден новорожденный ребенок с признаками переохлаждения. Его мать признана виновной в покушении на убийство и приговорена к 1 году и 6 месяцам лишения свободы. Малыш был госпитализирован, сейчас у него все хорошо. По данным Nashgorod.ru, мальчика уже усыновили. Второй случай произошел в подъезде одного из домов по улице Кузнецова. Жители нашли новорожденного мальчика, который лежал на первом этаже в подъезде, укутанный в две пеленки и одеяльце. У малыша уже появились новые родители.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter