Бэби-бокс в Тюмени: «за» и «против»

Бэби-бокс в Тюмени: «за» и «против»

5 октября 2016, 08:45
Общество
Коля
Уже несколько дней одной из самых обсуждаемых в интернете тем остается инициатива сенатора Елены Мизулиной о запрете на работу так называемых бэби-боксов. Из-за предложения сенатора остается неопределенной судьба «окна жизни» работающего при областной клинической больнице № 2 с 2014 года.

Уже несколько дней одной из самых обсуждаемых в интернете тем остается инициатива Елены Мизулиной о запрете на работу так называемых бэби-боксов. Из-за предложения сенатора остается неопределенной судьба «окна жизни», работающего в Тюмени при областной клинической больнице № 2 с 2014 года.

Как сообщает сайт Мизулиной, Правительство дало положительный официальный отзыв на подготовленный сенатором и экспертами общественной организации «Родительское Всероссийское Сопротивление» законопроект. В своем отзыве правительство ссылается на необходимость выполнять Конвенцию о правах ребенка. Именно ей и противоречит создание бэби-боксов.

Отсеки для подкидышей существовали в той или иной форме на протяжении столетий. Эта система была широко распространена в средние века. Первое «колесо подкидышей» было создано в 1198 году в Италии. Папа Римский Иннокентий III признал, что подобные приспособления должны быть организованы при приютах, с тем, чтобы матери могли анонимно оставить своего ребенка, а не убивать его (часто младенцев топили в реке Тибр). Отсек для подкидышей представлял собой цилиндрическое устройство, вмонтированное в наружную стену здания, наподобие вращающейся двери. Мать клала ребенка в цилиндр, вращала его так, чтобы ребенок оказался внутри церкви и, затем, звонила в колокольчик, чтобы оповестить смотрителей. Одно из таких приспособлений сохранилось до наших дней в госпитале Св. Духа в Ватикане, где оно использовалось со средних веков до XIX века.

Беби-боксы — это ячейки, в которых матери могут анонимно оставлять младенцев, и откуда малыши мгновенно попадают в руки докторов, а затем в дома ребенка и в приемные семьи. Напомним, Мизулина внесла в Государственную думу законопроект, запрещающий создание бэби-боксов и предусматривающий за это штрафы до пяти миллионов рублей. Ранее против «окна жизни» активно выступал Павел Астахов.

Против законодательного запрета на использование бэби-боксов высказался Геннадий Онищенко. Бывший главный санитарный врач РФ, а ныне помощник премьер-министра назвал данную инициативу «бесчеловечной»: «Мы все ужасаемся трагическим новостям, когда в мусорке в очередной раз находят младенца. Запрет на бэби-боксы приведет только к одному: возрастет количество новорожденных, выброшенных на помойку или оставленных где-то в лесополосе без единого шанса выжить». Как пишет «Интерфакс», Геннадий Онищенко настаивает на том, что задача государства — создать такие условия, при которых у матери даже не возникнет мысль избавляться от ребенка.

Однако об одобрении законопроекта пока что сообщает только официальный сайт Елены Мизулиной. Официального подтверждения на портале Правительства Российской Федерации до сих пор так и не появилось.

Тем не менее, новость об инициативе Мизулиной уже вызвала широкий общественный резонанс. Так, в интернете россияне собирают подписи под петицией новому уполномоченному по правам ребенка. В обращении, размещенном на портале Change.org, говорится о необходимости сохранения бэби-боксов. На сегодня эта петиция, появившаяся шесть дней назад, собрала уже около 204 тысяч подписей.

«Бэби-бокс — это надежда ребенка на жизнь. Это возможность младенца не замерзнуть, не умереть на безлюдной улице, не быть выброшенным в мусоропровод», — написала инициатор петиции.

«Слышал в новостях, что закон о запрете беби-боксов принимается, якобы, потому, что беби-боксы нарушают некие права ребенка. Какие права спасенного от смерти ребенка нарушает беби-бокс? Право подохнуть, подобно крысе, в мусоропроводе или на помойке? Из всех прав и свобод, гарантированных Конституцией России, право на жизнь стоит первым (ст. 20 Конституции РФ). Все остальные права имеют для ребенка значение лишь при соблюдении этого — самого первого его права», — отмечает в комментариях к обращению житель Твери Андрей Барков.

«Оставьте им шанс. Это лучше, чем помойка или парк. Поймите, женщина, которая не хочет ребенка, в большинстве случаев найдет способ от него избавиться — и лучше, если это будет вот так, чем как-то иначе» — считает москвичка Людмила Калягина.

В Тюмени за последние два года произошло несколько резонансных случаев — матери-кукушки оставляли своих новорожденных детей в подъездах, а то и вовсе умерщвляли младенцев.

В 2014 году в Тюмени полицейские задержали 23-летнюю Назиру Бобоеву, родившую ребенка в одном из общежитий на улице Ватутина. Оставив младенца на общем балконе, женщина ушла отмечать Новый год. Ребенок с признаками переохлаждения был обнаружен утром 1 января.

Несмотря на часы, проведенные на балконе, малыш не только выжил, но и вполне неплохо себя чувствовал. Позднее подкидыша усыновила приемная семья, а мать-кукушка получила по решению суда год и шесть месяцев лишения свободы в колонии-поселении.

В этом же месяце новорожденного мальчика обнаружили в своем подъезде жители одного из домов по улице Кузнецова. Малыша нашли 24 января. Он лежал на первом этаже в подъезде, укутанный в две пеленки и одеяльце. Жители дома вызвали полицейских. Однако мать ребенка найти так и не удалось.

В этом году уголовное дело по 106 статье УК завели на многодетную мать из Ялуторовского района. Женщине при медосмотре поставили диагноз «послеродовый период». Она отрицала, что у нее были роды, но потом все-таки призналась, что в конце апреля этого года самостоятельно родила сына в туалете во дворе дома. При этом женщина утверждала, что ребенок родился мертвым, поэтому мать закопала его во дворе, где и было обнаружено тело. Согласно заключению судмедэкспертизы, ребенок умер от переохлаждения. Подозреваемая в убийстве младенца уже является матерью четверых детей.

За два года в тюменский бэби-бокс был подброшен только один ребенок. И то не обошлось без скандала

В областном центре «окно жизни» существует уже два года. И за это время вокруг него успело разгореться несколько крупных скандалов. Так, врач-неонатолог ОКБ № 2, при которой располагается бэби-бокс, потеряла работу. Женщина разместила в соцсети фотографии с первым (и последним) малышом, оставленным в беби-боксе. Примерно в это же время прокуратура Тюменской области выявила нарушения в работе «окна жизни». А после нападок на проект бывшего детского омбудсмена Павла Астахова со стенда для женщин, попавших в тяжелую жизненную ситуацию, вывешенного у бэби-бокса, убрали все номера телефонов, по которым они могли бы получить помощь, психологическую поддержку и консультации специалистов.

Кроме того, на «окно жизни» направили камеру видеонаблюдения. Таким образом, по мнению куратора проекта, общественного деятеля Гульнары Прадедовой, был нарушен основной принцип работы бокса — его анонимность: «С тех пор бэби-бокс, можно сказать, существует исключительно номинально».

«Бэби-бокс прежде всего задумывался как информационный проект, — отметила Прадедова, — То есть обратившись по указанным на щите номерам и адресам, молодая мама вполне могла передумать и не оставлять ребенка. Но почему-то люди, принимающие подобные решения, не умеют или не хотят мыслить системно и действуют непоследовательно. Сначала следовало бы уделить внимание поддержке в нашей стране материнства. А уже потом принимать какие-то запретительные меры. Но если заглянете в данный законопроект, то увидите, что вопрос о мерах поддержки стоит там вообще на пятом месте».

Сегодня судьба тюменского бэби-бокса остается неопределенной. В ОКБ № 2 знают о сенаторской инициативе, но пока что никаких предписаний о демонтаже «окна жизни» в медучреждение не поступало.

Необходим бэби-бокс для спасения детских жизней, или его существование нарушает права ребенка? Интернет-портал NashGorod.ru поинтересовался мнением общественных и религиозных деятелей города.

Тюменский священник Григорий Мансуров:

«Я скорее соглашусь с необходимостью существования бэби-боксов, чем с предложением о их ликвидации. Аргументы их противников мне понятны. Однако если женщина не готова стать матерью, то надо дать ей шанс хотя бы не стать убийцей своего ребенка. В этом случае бэби-бокс — меньшее из зол. К тому же, у женщины остается возможность все исправить и забрать ребенка. Пусть тюменский бокс и был использован по назначению только один раз, но это тоже результат: хотя бы одна жизнь была спасена. Конечно, то, о чем говорят противники проекта — торговля детьми, например, — это очень серьезный вопрос. Но мне неизвестно о реальных случаях».

Андрей Добрынин, председатель тюменского городского родительского комитета:

«Изначально я поддерживал идею создания бэби-боксов. Однако со временем пришел к пониманию, что данный проект, во-первых, избыточен. Мое мнение — существование бэби-боксов, кстати, довольно затратных — неоправдано, поскольку они и дублируют функции государственных органов. То есть женщина, решившая избавиться от новорожденного, может оставить его при медицинском учреждении, например. Печать буклетов и листовок, информирующих об этих возможностях, обойдется намного дешевле содержания бэби-бокса. Во-вторых, эта практика, пришедшая к нам из зарубежных стран, противоречит нашему менталитету».

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter