Рейдерские захваты бизнеса в Тюмени: как это происходит и сколько стоит защита

Рейдерские захваты бизнеса в Тюмени: как это происходит и сколько стоит защита
Рейдерские захваты бизнеса в Тюмени: как это происходит и сколько стоит защита
9 марта, 07:34ЭкономикаФото: 1Mi
90-е не вернутся, говорили они. Но рейдерские захваты продолжают будоражить владельцев тюменского бизнеса и в 2021 году. Подробно разбираем, как это происходит сейчас и сколько стоит защита своего бизнеса.

Как по учебнику экономической безопасности

Известный тюменский писатель и исследователь криминальной Тюмени Олег Архипов, узнав, что мы занимаемся темой рейдерских захватов посоветовал обратиться к Алексею Сергеевичу Дееву, доценту кафедры менеджмента маркетинга и логистики. Он преподает экономическую безопасность в ТюмГУ и изучает проблему в юридической плоскости. В разговоре с ним мы сразу же поняли, что классика жанра, «маски-шоу» со штурмом офисов и проходных заводов в Тюменской области превратились в юридическую войну в судах:

«Рейдерских захват сегодня — это переход собственности или бизнеса от одного собственника к другому во внешних законных формах, но без согласия изначального собственника. Есть ещё термин „недружественное поглощение“ он тоже относится к рейдерским захватам, но недружественное поглощение относится скорее к корпоративным слияниям, когда одна акционерная компания скупила акции другой компании и осуществляет с ней соединение, но этого произошло против воли управления компании, которая поглощается», — рассказывает Алексей Деев.

По его словам отличие рейдерства от прямого криминального посягательства в том, что соблюдается внешний законный порядок. В соседних с нами регионах другая модель перераспределения имущества. Ключевым моментом которой является заход на предприятие. Это когда огромная команда ЧОПовцев, до двухсот человек в некоторых случаях, физически заходит на предприятие, занимает кабинеты, изымает документацию и выгоняет предыдущих владельцев.

Отличие тюменской практики в том, что у нас такая схема является практически невозможной, потому что попытки силового захода на бизнес плохо заканчиваются для инициаторов: силовой захват, с точки зрения уголовного законодательства, можно подвести сразу под несколько статей. При внимании силовых ведомств к ситуации безнаказанно такие вещи в Тюмени не проходят.

Для полноты картины редакция вышла на бывшего сотрудника полиции из отдела по борьбе с экономическими преступлениями (ОБЭП), он согласился комментировать тему на условиях анонимности:

«В Тюмени силовые захваты, несмотря на то, что попытки предпринимались, абсолютно бесперспективны и плохо закончатся для фигурантов. Кого ты пошлешь захватывать, наймешь ЧОП? Но у 90% охранных предприятий в Тюменской области владельцы — это бывшие сотрудники органов или связаны с ними. С криминалом никто связываться не будет. Будет известен заказчик и следствие сможет набросать сразу на несколько составов уголовных дел», — рассказал бывший работник ОБЭП.

Но оба собеседника редакции утверждают, что рейдерские захваты в Тюмени происходят ежегодно и есть множество образцовых кейсов.

Пример захвата бизнеса в нефтесервисной отрасли

Самый свежий пример — тюменской компании «Союзгазтехнология» (оказывает услуги по утилизации отходов бурения в ЯНАО нефтегазовым корпорациям), она может обанкротиться из-за лишения лицензии по наводке конкурентов и проверок Росприроднадзора.

Как рассказала «Нашему городу» владелица предприятия Наталья Уткина, год назад московский бизнесмен предложил ей защиту от проверок в обмен на 50% собственности, но получил отказ. После этого начался прессинг и противостояние в судах, сейчас пик этого процесса, когда решается судьба предприятия.

По словам Натальи Уткиной к рейдерскому захвату она была готова и сейчас, вместе с юристами, подготовила линию защиты в судах и в СМИ.

Случай с этой компанией Алексей Деев прокомментировал так:

«Это очень известная, ещё с 90-х годов отработанная схема с лицензированными организациями — отзыв лицензии — это очень хороший инструмент конкурентной борьбы. Рынок нефтесервиса — это высококонкурентный рынок, потому что одно время, в 2000-е там крутились очень неплохие деньги. Соответственно, на это поле зашли многие инвесторы, в том числе и серьёзные, но с тех пор рынок очень сильно сократился. В результате конкуренция обострилась до чрезвычайности. Соответственно, если вы находитесь на одном и том же пространстве заказчика и у вас есть конкурент с лицензией, который берёт ваши контакты, то отзыв лицензии это хороший способ устранения конкурента, юридически корректный и давно отработанный».

Когда доверяешь партнерам в IT- сфере

В 2018 году тюменский бизнесмен Михаил Троцкий обратился к Владимиру Путину за помощью. По словам предпринимателя, его IT-бизнес захватил бывший партнёр Сергей Сорогин из-за права владения многомиллиардным IT-активом фирмы, прокладывающей оптоволоконные сети.

По версии Михаила Троцкого Сергей Сорогин подделал документы и благодаря этому выиграл суд, который постановил взыскать 416 млн рублей с Троцкого, а на самого Троцкого было возбуждено уголовное дело за нанесение ущерба своей же компании. Изначально суды вынесли приговор не в его пользу, но в дело вмешалась Генеральная прокуратура и приговор был обжалован.

В декабре прошлого года судебная коллегия Седьмого кассационного суда отменила определение Тюменского областного суда от 11 января 2018 в отношении Троцкого. Это отменило удовлетворение гражданского иска в размере 416 млн руб, который пытался взыскать Сергей Сорогин. Но суды уже успели взыскать с главы ООО «Зуммер» Михаила Троцкого почти 200 млн рублей.

Когда рейдерский захват происходит на бумаге

Другая история рейдерства длилась в Тюмени с 2014 года. Тогда было возбуждено уголовное дело о рейдерском захвате предприятия стоимостью 70 миллионов рублей. На скамье подсудимых оказался директор ООО «ТюменьВторРесурс» 29-летний Игорь Степанов.

Прокуратурой была проведена проверка по заявлению представителя ООО «Полар-Инвест». По ее результатам следователи возбудили в отношении Степанова уголовное дело по ч.1 ст. 170.1 УК РФ (фальсификация единого государственного реестра юридических лиц, реестра владельцев ценных бумаг).

Было установлено, что Степанов 11 июля 2014 года представил в налоговую инспекцию документы с заведомо ложными сведениями. Рассмотрев документы, налоговая служба внесла изменения о юридическом лице, согласно которым право собственности на долю в размере 70% (стоимостью 70 млн. рублей) в уставном капитале ООО «ТюменьВторРесурс», принадлежащее ООО «Полар-Инвест», перешло ООО «ТюменьВторРесурс» с установлением единственного участника общества.

Позже компанию обанкротили, а имущество распродали. В этой истории в 2018 году было продолжение с возбуждением уголовного дела в отношении арбитражных управляющих Пановой и Сокирян. Прокурор Челябинской области Александр Кондратьев утвердил обвинительное заключение по уголовному делу в отношении двух арбитражных управляющих, обвиняемых в коммерческом подкупе в миллион рублей и посредничестве в этом.

Типичные схемы современных рейдерских захватов

Прокуратура ежегодно утверждает обвинительные заключения статьям «Мошенничество» или другим, но рейдерами отработаны успешные схемы, с помощью которых уголовной отвественности можно избежать.

«Недружественное поглощение может осуществляться преимущественно по юридическим схемам, которые рейдерами отработаны. Есть успешные примеры их применения и не очень. Но рабочие схемы существуют и, к сожалению. Применяются на практике. Но это не только тюменская проблема, а всероссийская», — рассказал нам Алексей Деев.

Алексей Сергеевич рассказал о самых простых схемах, которые должны быть известны любому российскому бизнесмену, чтобы быть настороже. Самый простой вариант — это скупка задолженностей. Т.е. если вы развивались на заёмные средства, у вас есть долги, то вы рискуете что эти долги будут абсолютно законно проданы другой стороне, которая хочет недружественно поглотить ваш бизнес.

Предъявив взыскавшее требования, как правило эти требования предъявляются с большими пенями и санкциями, которые вы не можете удовлетворить. Соответственно, за долги этот бизнес переходит новому собственнику. Это самая простая внешняя законная форма. Она распространена, но в последние годы не особо популярна, потому что не смотря на кризис долгов стало меньше. Объясняется это тем, что те, у кого были долги уже разорились. К тому же не каждая задолженность продаётся. Эта схема постепенно «отмирает».

Алексей Деев рассказал и о схеме, когда подкупают штатных юристов. В Тюмени 12 лет назад крупный предприниматель в сфере строительства решает инвестировать в строительство завода по производству биойогурта. Этим он посылает бизнес-сообществу и потенциальным рейдерам большой сигнал: «Клиент созрел, пора „отжимать“ бизнес».

Рейдеры приходят к его юристам, на которых он непредусмотрительно оформил генеральные доверенности на часть активов и бизнеса. За хорошее вознаграждение и гарантию безопасности стороны договариваются чтобы юрист переписал доверенные ему активы на рейдеров. Правда в этом случае, рейдеру вынесли приговор и теперь он скрывается в эмиграции.

Алексей Деев рассказал и о так называемых «заминированных» контрактах в строительной сфере. Например, вы — региональный строительный бизнесмен. Вашей строительной компании нужны объёмы, подряды, хороший контракт. Тут на вас приходит манна небесная в виде хорошего контракта в виде миллиарда рублей. Какая-то столичная компания хочет заказать строительство другого офисного центра у нас в Тюмени. Как раз вторая опасность для бизнеса после юриста — это «заминированные» контракты или по-научному: оппортунистические контракты.

«Это контракт, который внешне походит на нормальные взаимоотношения между двумя сторонами, но он содержит не очевидные на первый взгляд условия, которые, при последовательном применении делают контракт очень выгодным для одной стороны и совершенно невыгодным для другой. А договор строительного подряда — это инструмент рейдерства. Очень эффективная и блестящая схема. В Тюмени она уже несколько раз была отработана и несколько строительных компаний либо разорились, либо понесли большие финансовые потери», — рассказывает Алексей Деев.

Эта схема работает очень просто. В договор строительного подряда закладывается особый порядок финансирования: либо половина, либо две трети суммы максимум от стоимости контракта выплачиваются в процессе строительства и половина после завершения строительства идёт как прибыль подрядчика. Второй момент, в контракт прописываются условия о том, что ход строительство жёстко привязывается к срокам и этапам. И на каждом этапе он должен подрядчику уложится в заданные строки и обеспечить на этих сроках необходимое надлежащее качество выполнения работ. Если вы соприкасались со строительным бизнесом, то знаете, что в этом бизнесе крайне трудно уложиться по срокам и качеству: всегда есть какие-то недоделки.

В этой схеме заказчик тщательно фиксирует все недоделки на каждом этапе, дожидается 90-95% готовности объекта и потом выкатывает все эти недоработки в виде претензий к подрядчику и требует уплаты неустойки в соответствии с контрактом. Дальше у подрядчика начинаются такие мучения что жалко даже сказать. Если бы был региональный заказчик, то они постарались бы договорится, поскольку заказчик столичный, его собственники скрыты за оффшорами, то ни разбираться, ни договариваться он ни с кем не может.

Он вынужден идти в суд, а здесь рассматривают контракт, в котором прописаны условия и неустойка. Любой суд вынужден принудить к выплате неустойки по данному контракту. И дальше либо весь имущественный комплекс подрядчика переходит заказчику, такой случай был в Тюмени. Второй вариант развития событий: если у подрядчика были финансовые резервы, то он вынужден платить полную сумму неустойки. Строителю одного из клубных зданий в центре Тюмени неустойка составила более 100 миллионов рублей.

Куда смотрят юристы?

Главной защитой от рейдерского захвата был и остается штатный юрист. У юриста в фирме зарплата 40-50 тысяч рублей в месяц. А, к примеру, бизнесмен согласовывает контракт на 900 миллионов рублей. В таких случаях заказчику выгодно заранее договориться с юристом, чтобы он «закрыл глаза» и подписал этот «заминированный» контракт. Поскольку у юриста никаких перспектив нет, то рейдеры знают, что юриста можно перекупить, например, за пять его годовых зарплат.

Главной причиной такой продажности юриста может быть только мотив в большей наживе и знание внутренней ситуации в компании. Руководитель Комитета по юридическим вопросам и правовой защите бизнеса ТРО ООО «Деловая Россия» Степан Матаев рассказал несколько случаев подобных действий:

«Юрист участвует на стороне предприятия, идет в суд и признает долг. А через какое-то время оказывается на другой стороне и через две-три фирмы выкупает этот долг, подводит компанию к банкротству, становится единственным кредитором и получает в рамках банкротства 10 млн рублей», — комментирует вопрос Степан Матаев.

С ним соглашается и Алексей Деев говоря о том, что часть проблем выходит из-за того, что напрочь отсутствует институт деловой репутации. Услуги юристов всегда будут дешевле стоимости потерянного бизнеса, но есть ли конкретные суммы?

Сколько стоит защита от рейдерства?

Что касается стоимости услуг юристов в деле защиты от рейдерства Степан Матаев говорит, что все будет зависеть от этапа состоявщегося захвата или разбирательства в суде, сколько предстоит заседаний и каков объем работы предстоит юристу или команде юристов.

Один из наших собеседников, практикующий юрист-арбитражник из Москвы рассказал о недавнем типовом деле защиты в арбитражном суде Тюменской области не раскрывая клиента:

«С нашей юридической фирмой был заключен договор на фиксированную сумму в 150 тысяч рублей в месяц, дело длилось 9 месяцев, и клиент в итоге выложил 1 350 тыс рублей, это не считая командировочных и накладных расходов».

Коллега из Тюмени, юрист Елена Попова на вопрос о цене защиты ответила что «Не видя материалов дела, очень сложно сказать. Насколько сложное дело, нужно ли совершать подвиг и формировать или ломать практику и т. д. Но арбитражи по более-менее неоднозначным делам начинаются от 200-300 тыс. и до бесконечности. В моей личной практике максимум 800 тыс. за процесс. Но я не банкротчик. У тех, кто работает с банкротством цены намного выше».

Положительные стороны рейдерских захватов

По мнению Алексея Деева длительный экономический кризис сделал рейдерские захваты во многих отношениях нерентабельными.

«Структура в региональной экономике характеризуется очень небольшим количеством отраслей, в которых есть возрастающая доходность. В эти отрасли входит: нефтехимия; розничная торговля — эта отрасль контролируется крупными федеральными сетями; коммерческая недвижимость — здесь уже интересно, здесь есть у рейдеров шансы. Некоторые объекты нашего города уже несколько раз переходили из рук в руки по сложным схемам. Но всё-таки количество захватов в этой схеме очень не велико даже сравнительно с другими регионами, потому что крупный объект обладает защищёнными правами собственника, соответственно, это собственность выведенная в оффшоры, либо очень „железобетонный“ способ, когда объект „дробится“ на несколько частей и распределяется между несколькими физическими собственниками, поэтому захват крайне затруднительный», — делится своими выводами Алексей Деев.

С другой стороны ему вторит Степан Матаев, говоря о том, что недобросовестных юристов в Тюмени «все знают и их репутация на нуле». Но даже небольшое погружение в историю и практику рейдерства в регионе показывает, что пока бизнесмены будут извлекать прибыль и не заботиться о своей экономической безопасности, рейдеры будут продолжать свои набеги.

Сюжеты:
Эксклюзив
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter