Сергей Осинцев: «Артистам ТБДТ до сих пор снится старый театр на Первомайской»

Сергей Осинцев: «Артистам ТБДТ до сих пор снится старый театр на Первомайской»
Сергей Осинцев: «Артистам ТБДТ до сих пор снится старый театр на Первомайской»
18 апреля, 18:25КультураФото: Дмитрий Изосимов
Весной 2021 года исполняется 10 лет, как главным театром Тюмени руководит актер — Сергей Осинцев. «Наш город» встретился с директором Тюменского драматического театра и поговорил о том, что было сделано за эти 10 лет, о планах на предстоящий сезон, о том, как артисты пережили карантин год назад и о многом другом.

Каково оно — работать в самом большом здании из всех драматических театров России?

Кто-то приходит в театр на новый спектакль, для кого-то театр это труппа, кто-то приходит на любимого актера, кто-то за впечатлениями. Для кого-то театр — храм, куда они приходят регулярно. А кто-то, действительно, видит его в первый раз. И, не смотря на то, что живет в этом городе, думает, что это администрация какая-нибудь, а не театр. Это вполне нормально, город только становится театральным. Для зрителей это знаковое, эмоционально насыщенное место.

Нам, артистам, во сне до сих пор снится именно тот наш старый театр на Первомайской. Новому зданию еще много лет надо, чтобы пропитаться своими традициями, несмотря на то, что мы сюда все перенесли, вплоть до привидений, все равно это новодел.

Фото:1tmn.ru

СПРАВКА: Тюменский драматический театр существует с 1858 года. Неоценимый вклад в развитие театрального искусства Тюмени внес купец первой гильдии А. И. Текутьев, организовав в 1890 году собственный частный театр. Новый этап развития Тюменского театра наступил в 1919 году — он стал государственным учреждением. В августе 1944 года, в связи с образованием Тюменской области театр получил статус областного. В 1935 году Тюменский театр въехал в здание, переоборудованное в театр из бывшего соляного склада купца А. И. Текутьева, которое находилось на пересечении нынешних улиц Первомайской и Герцена. В этом здании театр находился в течение 73-х лет. На данный момент у театра самое большое здание из всех драматических театров России. Тюменский драматический театр входит в число самых известных драматических театров России, работающих за пределами столиц.

Здание Тюменского драматического театра на ул. Первомайской
Фото:www.teatr-tyumen.narod.ru

Современный театр — какой он?

Современный театр — он современный. Сейчас технологии так развиваются, что за ними не успеть. Оборудование становится более легким, более прочным, более мобильным. И с телефона сейчас легко можно настроить то, на что еще недавно требовалось несколько человек и огромные пульты.

Настоящие театралы не всегда с радостью воспринимают использование актерами микрофонов в спектаклях. И сетуют, что звук голоса из колонок не позволяет погрузиться в атмосферу спектакля. Парируйте!

Наш театр построен недавно. Видимо, в отличие от современных, строители в старые времена знали, что такое акустика. У новодельных зданий и у зданий, которые реконструируются в современное время, с акустикой проблема. Актеры старой школы могут взять любую площадку, и их будет везде слышно. А у современного актера, каким бы он талантливым ни был, просто физически нет времени на эту работу. Это раньше спектакли ставили по 2-3 месяца, а потом играли по 15-20 лет. Сейчас спектакль ставится иногда за месяц. Особенно в таких провинциальных городах, как Тюмень, где количество зрителей достаточно маленькое. Постоянных зрителей 3-5 тысяч. А что такое 5 тысяч человек? Это 6-7 полных залов. Все. И надо новый спектакль ставить.

Что зритель любит больше — классику или современные пьесы?

Смотря что подразумевать под классикой. У нас принято считать, что Чехова мы должны играть в одежде той эпохи и с медленными диалогами. Нет, зритель разный. Ставим спектакли в современной обработке. Ведь наши классики — это современные писатели того времени.

Одним из первых спектаклей, где классика представлена в современной постановке — это «Ревизор», который начал свои показы еще в старом здании театра. Это был знаковый, переломный спектакль по многим аспектам. Благодаря этому спектаклю, собственно говоря, и появилось это здание. Приехал главный, в то время, ревизор страны в Тюмень. Пришли они в театр на «Ревизора». Полный зал чиновников, весь зал — черные костюмы с галстуками. Им безумно понравился спектакль. И после окончания он говорит губернатору, на тот момент Сергею Собянину: «А что у вас здание такое старое?» И благодаря этому спектаклю появилось новое здание.

Например, «Молодость», замечательный спектакль Дани Чащина — 5 номинаций премии «Маска». Все в сегодняшнем дне, вообще нет Тургенева. И продается абсолютно по-разному, иногда с трудом, иногда полный зал. И отзывы тоже разные. Кто-то пишет: «Вот испортили Тургенева, я пришла послушать узоры витиеватые тургеневского текста». А на самом деле, там ничего не изменено. Текст тот же самый, просто ситуация перенесена в современность. Стала ли от этого неактуальна пьеса в сегодняшнее время? Нет.

Спектакль "Молодость"
Фото:tdt.kto72.ru

СПРАВКА: Российская Национальная театральная Премия «Золотая Маска» учреждена Союзом театральных деятелей РФ и вручается спектаклям всех жанров театрального искусства: драма, опера, балет, современный танец, оперетта и мюзикл, кукольный театр. Отбор спектаклей-участников Фестиваля и претендентов на Премию «Золотая Маска» осуществляют Экспертные советы, в состав которых входят театральные критики. В Жюри «Золотой Маски» работают актеры, режиссеры, дирижеры, хореографы, театральные художники.

Фото:teatral-online.ru

Почему прибегаете к помощи режиссеров извне?

Для меня, как для директора, важно, чтобы театр двигался вперед. Поэтому режиссеры разные. Подходы к работе, практика, хореографы, композиторы, художники — все разное. И артистам каждый раз приходится приспосабливаться, учиться чему-то новому. И тогда они не стоят на месте, развиваются.

И привлечение режиссеров со стороны, это вливание свежей энергии, свежей крови, если хотите. Как только мы останавливаемся — театр закисает.

Так у нас неожиданно случилось с выпускником нашего института культуры — Даней Чащиным. Сразу пять номинаций на премию «Маска» — спектакль «Молодость». И если еще в Тюмени появится такой-же талантливый режиссер, мы будем только рады совместной работе.

Фото:Дмитрий Изосимов

10 лет работы — что из задуманного реализовалось?

Практически все и даже больше.

Для меня театр всегда был хобби. Я работал на радио и неплохо зарабатывал. А в театре я реализовывал другую свою творческую составляющую. А когда в театре случился определенный кризис, ко мне подошли коллеги-актеры и сказали: «Надо брать театр в свои руки!» Я написал письмо в департамент культуры: «Я готов». Меня вызвали и сказали: «Ну давайте попробуем». И для меня и для общественности и, вообще для многих, это был квантовый скачок в карьере. У меня на тот момент даже высшего образования еще не было. И для меня был шок, что все так просто и быстро случилось.

Оглядываясь на эти 10 лет, я доволен тем, что театр развивается, что мы за первые три года поменяли полностью репертуар спектаклей. Мы стали регулярно ездить на фестивали и на гастроли. Мы приглашали режиссеров, которые полностью поменяли представление актеров о театре. Приглашали таких хореографов, что теперь артисты могут выполнить любую задачу. Обновили труппу, и до сих пор стоит очередь из артистов, желающих у нас работать. И в этом заслуга не моя — у нас большая команда.

Приоткройте тайну, поделитесь творческими планами.

Сейчас мы делаем очень сложный проект — мюзикл «Семейка Аддамс», которым завершим этот сезон. Права все принадлежат Великобритании. Музыка оригинальная, тексты оригинальные, хореографы с русского Бродвея, режиссура вся с русского Бродвея. Артисты в шоке. И не просто надо петь живьем, им надо петь мюзикл. И разговаривать в жанре мюзикла, да еще в это время танцевать. Они репетируют с утра до вечера. И режиссерская группа, которая сейчас работает с труппой в приятном шоке — труппа очень хорошо подкована и готова ко всем их требованиям. Именно потому, что на протяжении 11 лет у них есть опыт работы с режиссерами разного уровня.

Фото:Фото: Дмитрий Изосимов

На следующий год, конечно же, тоже планы сформированы. С 3 по 12 сентября обменные гастроли с Омским драматическим академическим театром. В конце октября «Ричард III» Шекспира должен выйти к публике. В ноябре два детских спектакля, один на малой сцене, другой на большой. На малую сцену в планах, в июне, Вампилов «Прощание».

Хотим сделать нашим возрастным коллегам подарок. Они сейчас мало заняты в постановках, в пьесах практически нет взрослых персонажей. И в следующем году планируется спектакль, где будут заняты актеры нашего золотого фонда. И это точно не будет какая-то скучная история.

Как театр, актеры пережили карантин в прошлом году?

Благодаря тому, что мы репертуарный театр и весь этот сложный процесс мы переживали как государственное учреждение. Если бы мы были частным театром — нас бы уже не было. С точки зрения моральной — это катастрофа. Какой-то период жили онлайн жизнью, выпускали какие-то проекты. Но и не назовешь, что мы отдыхали. Моральное истощение было полное.

Спектакль "Только для женщин
Фото:tdt.kto72.ru

С 3 сентября мы уже работаем. Что такое выйти через полгода простоя? Это как у спортсмена — ни руки, ни ноги не работают. А играть надо было резко много, потому что еще же ограничение в зале по зрителям, и чтобы показы окупались, надо было как можно больше спектаклей отыграть. Тот объем, который мы сейчас играем, непривычен. Что называется — пятилетку за три года. За первый квартал 2021 года мы заработали на 40% больше, чем в прошлом году в этот же период. Зритель наскучался.

Мы боялись, что в такой эмоционально-тяжелый период не будут ходить на серьезные спектакли, и поэтому мы выпустили комедию " Только для женщин». Но у нас аншлаги на все спектакли. С учетом, конечно, рассадки — не более 80%.

Тюменский зритель — какой он?

Он разный. Например, если говорить о новогодней компании, то это публика, которая вообще не ходит в театр, и это видно и слышно сразу. Приходят люди, для которых театр в новинку. И слава богу, что устав отдыхать в новогодние каникулы, они выбирают театр, а не торговый центр. На спектакле «Только для женщин» совершенно другая аудитория — это женщины разного возраста, с горящими глазами.

На какой-то спектакль приходит только возрастной зритель, а на этот же спектакль в следующий показ, наоборот, только молодежь.

По сравнению с тем, как было раньше, мы можем сказать, что публика омолодилась. Средний возраст аудитории сейчас 35 лет. 80% это женщины, нигде не найдете театр, где в основном мужчины в зале, если только это не театр стриптиза. Поэтому все спектакли рассчитаны на женскую аудиторию.

Театральный актер и киноактер…

Это две разные профессии. В кино артисту главное текст произнести правильно, точно и совпасть с артикуляцией, а дальше за тебя все сделает оператор, режиссер, звукорежиссер, монтажер. А в сегодняшнем кино вообще можно снимать на хромакее, а потом накладывать все, что хочешь — хоть полностью артиста заменить, или только лицо ему поменять. Мне это интересно, это совсем другое направление. Никогда не знаешь, что ты будешь снимать сегодня.

Съемки фильма "Тобол"
Фото:tumen.kp.ru

Мы, драматические актеры, привыкли заучивать текст по-другому, мы репетируем долго — 30 дней, одно и то же делаем, запоминаем реплики партнеров, на них отвечаем. А тут — пока ехал в поезде до Тобольска, выучил роль, выходишь на площадку, видишь именитых артистов и дар речи пропадает. Я всегда себе не нравлюсь на экране, не могу это воспринимать как обычный человек. Я смотрю и понимаю, что здесь операторы сидят, здесь режиссер. Но в целом, неплохо. И если предложат — повторим.

Театральный артист к вечернему спектаклю начинает готовиться уже с утра. Когда я играю «Новеченто», я уже с утра мысленно на сцене, открываю роль, что-то просматриваю. За два часа до спектакля я всех из кабинета выгоняю, закрываюсь и сижу один. Это целый процесс, в который невозможно взять и включиться, как в кино. Здесь все равно нужен эмоциональный настрой.

Спектакль "Новеченто"
Фото:tdt.kto72.ru

Кто вы — менеджер или актер?

Это очень сложно… Я когда в отпуск ухожу, пишу заявление и как актер и как директор. Еду в командировку как директор, а как актер пишу заявление на отгулы. Я не знаю, как ответить на этот вопрос. Днем я занимаюсь менеджерской работой, а вечером я в творчестве. У меня есть команда, без которой, конечно же, мне не справиться.

Расскажите по секрету о своей роли-мечте.

У меня ее никогда не было. Для меня роль-мечта оставаться еще какое-то время руководителем этого театра.

Давайте так — я артист, который играет роль директора и я хочу, чтобы эта роль доросла до какого-то апогея и я сказал: «Все, ребята! Я сделал все, что мог».

А вторая главная роль — это отец и муж в своей семье. У меня две семьи — театр и моя семья, которая тоже живет в театре. Жена актриса, сын звукорежиссер, дочь пока еще школьница, но уже сказала, что хочет стать художником.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter