Posted 4 марта, 07:05

Published 4 марта, 07:05

Modified 16 апреля, 11:00

Updated 16 апреля, 11:00

На тюменского врача завели уголовное дело после смерти пациента.

Белая халатность: как привлекают к ответственности врачей после смерти пациентов?

4 марта 2024, 07:05
Фото: 1MI
На тюменского врача завели уголовное дело после смерти пациента.

На тюменского врача завели уголовное дело после смерти пациента

Работа врача не только общественно полезна, но и особенно опасна, ведь в этой сфере ошибка стоит жизни. Виновник в таком случае обязан понести уголовную ответственность. Но как в регионе судят врачей? Заминают ли их уголовные дела или же ведут их по всей строгости закона?

Случайность или врачебная ошибка?

В редакцию «Нашего города» обратился коллега врача-анестезиолога, реаниматолога ОКБ №1 Андрей Рудакова. Он сообщает, что на мужчину завели уголовное дело после смерти пациента, в чем Рудаков якобы был виновен, однако обратившийся опасается, что в суде дело могут «замять».

«Являюсь коллегой этого человека, все на наших глазах происходило, жалко пациентов и их родственников. Как всегда все таится и все покрывается у нас. Дело поступило в суд, но этот факт стараются скрыть и сделать так, чтобы дело было прекращено», — сообщает обратившийся.

Действительно, на сайте Ленинского районного суда числится дело в отношении указанного врача, его обвиняют по части 2 статьи 109 — причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей.

«На первом заседании суда вину свою не признал он. Пациент погиб в результате ошибки при установке катетера для диализа — произошла перфорация стенки сердца и тампонада, пациентка умерла. Все стараются эту ситуацию скрыть», — уверен коллега подсудимого.

Примечательно, что стаж работы Андрея Рудакова — 18 лет. Ранее к уголовное ответственности он не привлекался. Сейчас суду предстоит выслушать стороны защиты и обвинения, после чего будет вынесено объективное решение о причастности врача к смерти. Однако представители правозащитного сообщества Тюменской области в вопросе исхода суда разделились на 2 лагеря: одни убеждены, что врача признают виновным, так как в деле имеются свидетели и материалы экспертизы, другие считают, что дело могут и «замять», так как репутацию областной больницы портить никто не хочет, к тому же в регионе имеется серьезный дефицит кадров в медицинской сфере.

Как думаете, врача осудят или снимут обвинения?

Как судят врачей в Тюменской области?

Стоит отметить, что в Тюменской области, как и во всей России, дела против врачей не являются многочисленными. При том важно понимать, что медицинского работника могут обвинить по трем статьям уголовного кодекса РФ — 109 (причинение смерти по неосторожности), 118 (причинение тяжкого вреда по неосторожности) и 238 УК РФ (врачебная ошибка).

Юрист Павел Шадрин объясняет, что часто по факту смерти пациента дело сначала возбуждают по 109 статье, а потом переквалифицируют на 238, что может ждать и тюменского анестезиолога-реаниматолога Рудакова.

«Это нормальная практика и тут ничего удивительного нет. Тут интересна именно доказательная база, так как дела против врачей сложны в своей простоте. Главный аргумент здесь — экспертиза, которая покажет, как действия врача сказались на состоянии пациента и умер ли он по вине врача на самом деле. Другие аргументы в деле такой роли играть не будут. Однако не секрет, что не все экспертизы максимально объективны, ведь именно так дела на врачей, переданные в суд, порою и заминаются, ведь никто не хочет порочить честь больницы уголовным делом. К тому же врач вину не признал, что очень любопытно», — говорит Шадрин.

Он убежден, что при особой надобности на результат проверки можно повлиять и вывернуть его в выгодную сторону. А потому, как полагает юрист, дело, действительно могут замять.

Однако, стоит обозначить, что по определению советского ученого Ипполита Давыдовского, «врачебная ошибка» — это следствие добросовестного заблуждения врача при выполнении им профессиональных обязанностей. Главное отличие ошибки от других дефектов врачебной деятельности — исключение умышленных преступных действий. Член-корреспондент РАН, профессор Глеб Федосеев обозначает, что врачебные ошибки, могут нести:

  • Объективный характер — несовершенство науки, невозможность адекватных диагностических и лечебных действий — то, что не зависит от врача.
  • Субъективный характер — недостаточная квалификация, дефекты сбора анамнеза и объективного обследования больного, отсутствие специальных методов исследования, переоценка полученных данных, дефекты клинического мышления — то, что зависит от врача.
«Нередко сочетаются ошибки объективного и субъективного характера — наиболее тяжелые последствия для больного. Считают, что объективный характер имеют 30-40% ошибок и субъективный характер — 60-70% ошибок», — обозначает Федосеев.

Определение характера ошибки в судебной практике часто становится главным аргументом для квалификации нарушения и выбора наказания. Адвокат Павел Руснаков уже работал с делами, касающихся врачебной ошибки, он также рассказал «Нашему городу», что спрогнозировать исход дела до того, как будут собраны все экспертизы, проблематично.

«Такие дела часто тянутся долго. Здесь очень много деталей, которые стоит учитывать. Однако при заведении уголовного дела ответственность несет сотрудник, а не медицинская организация. А потому поводов больниц отстаивать сотрудника особо нет. Тут выяснить, кто из врачей мог допустить ошибку уже предстоит следователям», — говорит адвокат.

Он также отметил, что врач может е только оказаться в тюрьме, но и получить лишь финансовое наказание. Так, например, по части 2 статьи 238 УК РФ виновник может получить, как штраф до 500 тысяч рублей, так и отправиться в тюрьму на срок до 6 лет.

Российская практика и процент оправданий

Социолог Наталья Девлешова говорит о том, что в России под уголовные дела среди врачебного персонала чаще всего попадают терапевты, хирурги и акушеры-гинекологи.

«Реаниматолог, анестезиолог — это редкость, но явление объяснимое. Под суд попадают врачи, от решений которых непосредственно зависит жизнь пациента или рождение новой жизни. Реаниматолог к этой категории с одной стороны относится прямо, так как спасает жизнь в трудной ситуации, но все же к нему поступают пациенты, находящиеся уже в тяжелом состоянии, а потому в смерти человека такого врача винят редко», — обозначает социолог.

Как показывает практика, если обвинение с врача снимают, то дело часто не доходит до суда вовсе. Как рассказывал экс-глава отдела по расследованию ятрогенных преступлений главного следственного управления Следственного комитета России, ныне занимающий должность руководителя консалтинговой компании «Юстум» Дмитрий Зинин, в 2022 году из 1860 уголовных дел, которые завели на врачей, до суда дошли 174, обвинения были предъявлены 193 медработникам, 19 из них смогли получить оправдательный приговор.

Получается, что оправдывают почти 10% врачей, при том, что общий процент оправдательных приговоров в России — менее 0,5%.

В случае с тюменским врачом Рудаковым, мнения специалистов разошлись в вопросе «заминания дела». Одни считают, что это вполне реально, юрист Павел Шадрин говорит о том, что врачи в Тюменской области — работники дефицитные, особенно, если говорить о специалистах с опытом, а потому дело могут закрыть и из этих побуждений. Другие уверены в том, что раз дело дошло до суда, то наказания не миновать. Адвокат Руснаков отмечает, что процент оправдательный приговоров в стране ничтожно мал.

Однако специалисты сошлись в том, что будущее врача зависит от экспертизы, материалы которой уже должны быть у следователей, а обвиняемый с ними уже должен быть ознакомлен. Было ли в документах что-то, сподвигнувшие врача на отрицание вины или же это искренний порыв справедливости узнать не удастся никогда. Но «Наш город» продолжит следить за этим делом, чтобы узнать — попадет врач Рудаков в 10% оправданных врачей или его ждет учесть 90% осужденных.

"