Posted 7 октября 2021, 12:48

Published 7 октября 2021, 12:48

Modified 21 октября 2022, 08:00

Updated 21 октября 2022, 08:00

Тюменская полиция вооружилась «Маузером» 100-летней давности

7 октября 2021, 12:48
Фото: Читатель «Наш город»
Тюменец возмущен действиями полиции, которая изъяла у него пистолет Маузер С96. Реликвии более 100 лет, но в полиции считают, что он может быть использован в преступных целях. «Наш город» разбирался в перипетиях российского законодательства в отношении исторического оружия.
Сюжет
Оружие

Александр Филимонов в начале декабря 2020 года приобрел у некоего Станислава К. пистолет Маузер С96.

По мнению Александра, оружие является культурной ценностью, так как его год выпуска 1905–1910 гг. Но более того, пистолет деактивирован с помощью специальной втулки, вставленной в дуло пистолета. В ней есть отверстие, которое позволяет имитировать выстрел с помощью холостого патрона.

К сожалению, в январе 2021 года пистолет у мужчины изъяли, предлогом стала проводимая проверка в отношении продавца оружия. Его подозревали в незаконном хранении оружия. Ход делу в полиции так и не дали, а пистолет Александру не вернули.

Фото: Александр Филимонов

«Пистолет я хранил у себя, никому не передавал, в общественных местах с ним не появлялся. Экспертизу для себя историческую за такой короткий срок сделать не успел, так как она делается не в Тюмени», — объясняет Александр.

По словам мужчины, с ним от лица продавца связались сотрудники УБОП и ОП-1.

«Договорились о встрече возле моего дома, где я им добровольно передал для экспертизы данное изделие, схожее с оружием. Так же добровольно согласился, чтобы пара сотрудников УБОП проследовали ко мне в квартиру и произвели осмотр на отсутствие запрещённых вещей. Всё это делалось без каких-либо письменных разрешений и прочего. Я без лишних вопросов пошёл навстречу сотрудникам, зная, что купленный мной, схожий с боевым оружием, пистолет представляет культурную ценность», — рассказывает Александр.

После этого он отправился в отдел полиции, где у него взяли показания и на словах обещали вернуть пистолет после экспертизы.

Но прошло несколько месяцев, и мужчина забил тревогу, он направил письмо главе УМВД по Тюмени, чтобы выяснить, когда вернут его пистолет. Только в мае 2021 года он получил ответ, что согласно экспертизе № 88 от 2 февраля 2021 года, из пистолета Маузер C96 возможно производство выстрела путем раздельного заряжания.

«Исходя из вышеизложенного, пистолет может быть использован в совершении преступных деянии. Из этого следует, что вышеуказанный пистолет Маузер к96 (С96) не может быть выдан Филимонову А.С.», — говорится в ответе городского УМВД.

Конечно, с таким решением мужчина не согласился и написал заявление в прокуратуру. Там ему ответили, что уголовное дело, из-за которого у него изъяли пистолет, так и не возбудили. Решение об этом было принято на следующий день после экспертизы пистолета.

Но прокуратура посчитала, что дело в полиции отказались возбуждать незаконно. Надзорное ведомство отменило это решение. Впрочем, это не помогло вернуть пистолет, а может быть даже наоборот — еще больше затянет этот процесс.

Теперь мужчина ждет ответа из полиции и Следственного комитета России, накануне он написал Бастрыкину.

«Сначала я был настроен на то, что не была сделана экспертиза на факт исторической ценности, а также признание раздельной зарядности не совсем уместно, но после ответа прокуратуры сделал вывод, что экспертиза, похоже, не проводилась вовсе», — считает мужчина.

Стоит отметить, что цена оригинального охолощенного пистолета Маузер С96 может достигать 700-800 тыс. рублей. Александр купил пистолет за 50 тыс. рублей. Он сам отметил, что цена подобного пистолета с документами может начинаться от 250 тыс. рублей.

На наш запрос в областном Управлении МВД ответили, что пистолет признан огнестрельным оружием, пригодным для стрельбы.

«В настоящий момент изъятое хранится в комнате хранения оружия отдела полиции № 1 УМВД России по городу Тюмени», — говорится в письме.

Также полицейские сообщили, что проведение экспертизы на предмет установления исторической ценности экспертами криминалистами УМВД России по Тюменской области не предусмотрено.

Известный частный коллекционер Гай Першинг, который недавно сам попал под прессинг силовиков, из его частного музея изъяли экспонаты, рассказал, что продавец пистолета перед продажей открыто рекламировал его, возможно поэтому и попал в поле зрения полиции.

Он отметил, что знаком с покупателем, и пистолет был найден достаточно давно, потом пистолет был деактивирован, но это должны проводить специальные организации, кроме того, должна была быть проведена экспертиза, чего продавец и покупатель вовремя не сделали.

«Кому-то он понадобился в подарок, поэтому пришли к Александру домой. Он давний коллекционер и у него были и другие предметы, но забрали только Маузер. Возможно, кому-то из начальства он понравился… А вообще я не советую связываться с оружием, даже коллекционным, тем более в России», — говорит Гай Першинг.

Адвокат Гая Першинга Павел Руснаков, комментируя данную ситуацию, сильно удивился, особенно формулировке, которую изложили сотрудники УМВД в письме Александру. Он не мог понять, как это может быть — производство выстрела путем раздельного заряжания.

В любом случае он советует Александру написать заявление с требованием ознакомиться с результатами экспертизы, которую проводили сотрудники УМВД.

Для изъятия нужны были веские основания, полиция должна была предполагать, что пистолет действующий.

«Если он не является огнестрельным оружием, то в принципе можно попытаться его вернуть», — говорит адвокат.

К сожалению, адвокат считает, что, если пистолет признали боевым огнестрельным оружием, его владельца могут привлечь по более строгой статье 222 за незаконный оборот оружия. Но, опять же, пистолет по факту охолощен.

Напомним, с 2018 года в законодательство об оружии внесли поправки, разрешив частное коллекционирование.

Но коллекционное оружие должно быть признано историческим экспонатом. После такой экспертизы уже не важно, где и у кого хранится, например, кремневый мушкет. Важно, что это — историческая реликвия. Лицензировать его уже не надо, комментировала «Российская газета» закон в 2018 году.