Кто и почему разрешает тюменским заключенным баловаться шашлычками?

Аналитика
Кто и почему разрешает тюменским заключенным баловаться шашлычками?
Кто и почему разрешает тюменским заключенным баловаться шашлычками?
30 января, 14:03Фото: 1Mi
В Тюмени за последние несколько лет прогремело несколько серьезных скандалов связанных с системой ФСИН. Самый яркий из последних — дело начальника тюменской колонии Игоря Чурсина, который сдавал осужденным ВИП-камеры. «Наш город», разбирался кто и почему разрешает заключенным устраивать пикники за забором.

Коррупция и скандалы в Тюменском УФСИН

Еще в 2017 году в системе исправительных учреждений Тюменской области произошел скандал, связанный с расследованием Новой газеты.

Тогда раскрылась схема вымогательства денег на ремонт в колонии, когда заключенные оплачивая «гуманитарную помощь», могли себе позволить некоторые блага цивилизации и послабления режима, в противном случае условия могли ужесточаться.

Подобная система работала и в других учреждениях ФСИН, например, в Курганской, Свердловской и других областях.

Летом 2019 года к условному сроку приговорили экс-замначальника УФСИН Тюменской области Илью Прокопьева. Его обвиняли в махинациях с закупкой мяса кур, из-за чего управление не досчиталось 2,3 млн рублей.

Другой скандал в системе УФСИН касался жестокого обращения личного состава. В мае 2019 года суд признал виновным в превышении должностных полномочий и причинении тяжкого вреда здоровью экс-замначальника спецназа УФСИН по Тюменской области Геннадия Дудко. В спарринге пострадал кандидат в спецназ Владислав Елфимов. Теперь он инвалид, а его обидчики практически не понесли никакого наказания.

Совсем свежий скандал связан с созданием в одной из тюменских колоний ВИП-камер, практически со всеми условиями для комфортного проживания.

Бывший начальник колонии с 2016 по май 2019 года заработал на данной услуге 2,4 млн рублей. Но это только часть нарушений с его стороны, также он использовал труд осужденных в своих личных целях, проводил махинации с деньгами и так далее. Суд летом 2020 назначил ему 8 лет в колонии строгого режима и штрафа в 150 тыс. рублей.

И совсем свежее, о чем сообщили сами представители тюменского УФСИН – «…сотрудники исправительной колонии №1, используя свои должностные полномочия вопреки интересам службы, создавали благоприятные условия отбывания наказания, а также допускали послабление режима для осуждённых, отбывающих наказание в исправительном учреждении». Простыми словами, надзиратели разрешили устроить заключенным праздничный ужин с использованием запрещенных продуктов. По некоторым данным заключенные разбавили повседневное меню шашлыками и другими закусками.

Кто поощряет систему негласного послабления режима?

О том, что правила режима в пенитенциарной системе России нарушались известно давно. Существуют даже музеи при известных тюрьмах, где коллекционируют не только поделки и запрещенные предметы, изъятые у заключенных, но и различные устройства для незаметного проноса этих вещей в колонии и тюрьмы.

Но это было бы невозможно без участия сотрудников учреждений ФСИН.

Бывший работник пенитенциарной системы рассказал «Нашему городу» о примерах послабления режима для заключенных и зачем это надо.

По мнению Игоря, (имя изменено редакцией по просьбе источника), деньги всегда были в таких учреждениях. А где деньги, там есть и возможность заработать.

«Режимникам надо чтобы они [заключенные] режим соблюдали, не бузили, а операм надо, чтобы информацию докладывали. Соответственно им дают послабления», - говорит наш собеседник.

О том, что зэки могут жарить шашлыки в колонии, по словам Игоря, это нормальное явление. В тюрьмах с этим сложнее, но заключенные могут получить в «передачке» практически любые продукты, в том числе деликатесы.

В тоже время какие-то запрещенные вещи проносить в исправительные учреждения сотрудникам не очень выгодно – «больших денег на этом не сделаешь», считает Игорь.

«Несут всегда либо по знакомству, либо по собственной тупости. Деньги никто никогда не получает за это, именно гигантские деньги на этом не заработаешь. Либо тебя там ловят на слове знакомые – «передай, принеси», и по тупости тащат, не зная, что там. К примеру говорят, что записка, а в записке там «герыч» лежит. А вот телефоны тащат за деньги», - рассказывает наш источник. Так несколько лет назад, пронести в Тюменское СИЗО телефон стоило 5 тыс. рублей. Наверняка расценки за это время увеличились.

«Но сидеть за 5 тыс. рублей. Когда конкретно таскают, уже постоянно, когда их берут на слабо зэки – там если принес, то все, считай, попал в кабалу. Тебя не отпустят они, тогда уже несешь не за деньги, а чтобы тебя уже не сдали», - поясняет он.

Как на зону попадают телефоны и как их прячут

Также сотрудник рассказал, что при «шмоне» [мероприятие по поиску запрещенных вещей] часто попадались одни и те же телефоны, то есть кто-то из сотрудников возвращал эти же телефоны потом обратно заключенным. С какой целью? Опять же по тем причинам, о которых собеседник говорил в начале – оперативники используют их для своих целей или же руководство учреждения распределяет таким образом запрещенные блага.

Другими словами, в пенитенциарной системе России есть свои правила, но они мало общего имеют с законом.

Об этом рассказывает один из заключенных, который ведет свой блог в Инстаграм прямо из мест лишения свободы.

В одном из своих постов он описал систему, которую назвал «прятки».

«На самом деле, использование в быту запрещенных предметов связанно с непрекращающейся борьбой между зэками и сотрудниками. Коротко это можно выразить через тезис «мы прячем – они ищут». И да кто-то может себе позволить использовать телефон или что-то еще «по зеленой» не прячась, но чаще всего это касается только ситуаций с конкретными сотрудниками администрации и точно это не может работать, когда в лагерь приезжает не местная проверка», - рассказывает блогер по имени Василий.

«Прятки» Василий разделяет на несколько типов: «когда искать не будут, но видеть не должны», «когда будут искать местные без повода», «когда будут искать местные за косяк», «когда прячемся от не местных». В первых двух случаях достаточно спрятать чтобы не было видно или не было доступно, в двух других случаях проверка очень тщательная.

При этом по словам блогера администрации иногда даже приходится прятать людей при проверке, потому что по бумагам работают всего несколько человек. И почему-то комиссии не занимает вопрос почему «зону» на 1,5 тыс. человек кормит 3 человека, тогда как по факту их больше.

Вероятно, таким образом создаются условия для негласных поблажек определенным категория заключенных – неоформленных людей проще направить на нужную работу, а кого-то наоборот освободить.

Что в итоге?

По состоянию на 1 января 2021 г. в учреждениях уголовно-исполнительной системы содержалось 482 888 человек, за год их количество сократилось на 41 040 человек.

По данным УФСИН на 1 октября 2020 года в учреждениях исправительной системы численность персонала финансируемого из средств федерального бюджета составила 295 968 человек, в том числе начальствующий состав – 225 285 чел. (в том числе переменный состав – 5 960 чел.).

По данным СКР в 2019 году направлено в суд для рассмотрения по существу 6468 уголовных дел о 11664 преступлениях. По указанным уголовным делам перед судом предстали 6902 обвиняемых, среди которых 181 сотрудник ФСИН России.

«Наш город» попросил УФСИН по Тюменской области прокомментировать какую работу ведомство проводит для профилактики коррупции. На это нам ответили, что они не могут комментировать работу отдела собственной безопасности, но уверили, что работа ведется и каждый может обратиться на горячую линию УФСИН с целью заявить о случаях нарушения коррупционного закона.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter