Дачу, в районе которой в Тюмени пропадали дети, за 10 лет никто не проверил

Аналитика
Дачу, в районе которой в Тюмени пропадали дети, за 10 лет никто не проверил
Дачу, в районе которой в Тюмени пропадали дети, за 10 лет никто не проверил
28 сентября, 11:50Фото: «Наш город»
У тестя тюменского француза возможно была дача в Новорощино. Там отключился телефон Насти Ложкиной. Об этом «Нашему городу» рассказала журналистка и писательница Анастасия Миронова.

27 сентября Андрей Малахов выпустил уже третью передачу о пропавших в Тюмени детях. На этот раз вся она была посвящена так называемому тюменскому французу — неоднократно судимому Ивану Быченко, представляющемуся Полем Григье Де Женотье.

О Быченко в «Прямом эфире» рассказала журналистка и писательница Анастасия Миронова, когда-то жившая в Тюмени, знавшая Быченко. В 2011 году она сообщила о нем следователю тюменского городского отдела СК РФ Александру Колесникову. Он в то время вел дела о пропаже Ани Анисимовой и Насти Ложкиной.

Анастасия Миронова утверждает, что с 2011 года пытается привлечь внимание следствия к одному настораживающему факту: в распоряжении Быченко все минувшие годы, начиная с 1990-х, могла быть глухая заброшенная дача, принадлежавшая его бывшему тестю, а ныне заброшенная.

Миронова неоднократно писала и сообщила в студии Андрея Малахова, что эта дача не была проверена правоохранителями, несмотря на то, что находится в эпицентре поисков детей, в Новорощино. Именно там еще с 2010-го года искали возможного серийного маньяка. Когда криминалист Дмитрий Кирюхин приехал в Тюмень после исчезновения Ани Анисимовой, он также объявил, что преступник живет в районе Утешево — Учхоз — Труфаново — Новорощино. Последнее — идеальное место, это подтвердил в беседе с Мироновой и сам Кирюхин. Удобнее места не придумать. Исключение составляет только случай Сони Телешевой: девочка пропала 19 февраля 2001 года на Лесобазе и вскоре была найдена задушенной под мостом на ул. Мельникайте.

С дачей тестя «Поля» есть три интересных нюанса. Первый: именно там, в этом районе, был отмечен последний сигнал телефона Насти Ложкиной. На эту дачу у Поля-Ивана Быченко во время его совместной жизни с бывшей сожительницей Маргаритой был неограниченный доступ. Любивший собирать вокруг себя школьниц, по словам Мироновой, «Поль» мог возить летом девочек на эту дачу.

Журналистка утверждает, что в 1990-е там много кто побывал из числа школьниц 11-16 лет, все они, вероятно, ездили на дачу в компании «Поля» и его друзей. Миронова заявила, что там был минимум один друг «Поля», Владимир Незнамов, попавший на архивные видео к Полю в компании школьниц.

Примечательно, что другой друг «Поля» и герой расследования Мироновой — Александр Токмаков подтвердил журналистке, что был там, на этой даче бывшего тестя господина Де Женотье, а также — что там побывал Сергей Пронин (также фигурирует в расследовании и на домашних видео «Поля»), действительно был Владимир Незнамов, бывал сам Токмаков, а также некий Аллахакбаров (вероятно, фамилия искажена).

Третий и самый интересный факт: это фактически не дача, а самострой, дощатые домики, построенные на месте, где люди в конце 80-х самовольно стали сажать картошку. Даже в 1990-е у тестя «Поля» не было на даче соседей, ближайшие строения стояли далеко.

В 2000-е это местечко стало угасать, Новорощино ждал сноса. Даже картошку там перестали сажать. В середине 2000-х домики стали сносить и разбирать. А к августу 2009 года под снос попали и уже ближайшие к даче жилые бараки. Вот подтверждение: спутниковые снимки Google.Earth от сентября 2009 года — соседей нет.

«Много лет я искала ответа на два вопроса: мог ли „Поль“ после ухода от жены сохранить доступ к даче и незамеченным там появляться и проверил ли дачу Следственный комитет», — рассказывает Анастасия Миронова.

«Семья и знакомые говорили, что «Поль» там никак появляться не мог. Но на поверку выяснилось, что даже в 90-е владелец дачи там бывал очень редко, а лето проводил на море. В начале 2000-х дача фактически стала потихоньку приходить в запустение, а к концу 2000-х там перестал кто-либо появляться, ни владельцы, ни соседи. Увы, по моим данным, про эту дачу семьи бывшей жены «Поля» никто не спросил», — добавила журналистка.

Анастасия Миронова утверждает, что к августу 2009 года никаких соседей на этой даче не было, до ближайших домов — больше ста метров. Зато был глухой деревянный забор, на спутниковом снимке от сентября 2009 видно, что он стоит. Его остатки сейчас можно найти лежащими на земле.

Предположительно дача тестя Поля.

Неприятность ситуации заключается в том, что это место находится, повторим, в самом эпицентре поисков. От каждого места пропажи ребенка до дачи очень недалеко. К примеру, от мест исчезновения в Утешево Любы Симоновой и Ани Букриной — чуть больше 2 км. До места пропажи Иры Касьяновой — 2,7 км. До мест исчезновения Алены Имамовой и Насти Ложкиной — около пяти километров. Самой «дальней» была Аня Анисимова — она пропала за 9,9 км от дачи. Зато от перекрестка Льва Толстого — Пролетарской, как и от других мест пропажи детей, ехать легко, строго по прямой и ни одного поворота на оживленной дороге, только в конце пути надо свернуть на глухую дорожку.

Это отличает все места: до дачи минимум поворотов, прямые дороги, из Утешево можно доехать до дачи глухой дорожкой, от мест пропажи Имамовой и Касьяновой — лишь один поворот, да и то по второстепенной дороге, не по оживленной Ямской. Даже до места обнаружения трупа Ани Букриной с дачи легко добраться: дачная дорожка, выезда на Ямскую, одно кольцо и… все! И лес, где нашли Аню.

По таким путям легко ездить человеку, который редко садится за руль, не имеет своей машины и боится дорог. Возможно, у Ивана Быченко были автомобильные права, полученные в армии, в стройбате, но машины Быченко, проживая в Тюмени, никогда не имел, как и его друзья из 1990-х и начала 2000-х, хотя управлять автомобилем все могли.

«Я имею все основания считать, что за минувшие годы эта дача проверена не была», — утверждает Миронова, ссылаясь на окружение семьи Поля.

Редакция «Нашего города» съездила и разыскала место, где могла быть дача тестя Поля: чудом оказалось, что два щитовых строения — сохранились в давно уже снесенном Новорощино. В одном домике есть глухая комната без окон и с железной дверью.

С 2009 год в Новорощино ищут похитителя девочек. Заброшенную дачу, ключи от которой могли быть у судимого Быченко-Поля, судя по имеющимся данным, проверить не успели.

Сюжеты:
Тюмень
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter