Смерть фельдшера в Тюменской области вскрыла ряд проблем здравоохранения
Аналитика

Смерть фельдшера в Тюменской области вскрыла ряд проблем здравоохранения

26 декабря 2020, 16:48Photo: 1MiКаир Кожахметов
Под Нижней Тавдой 18 декабря произошло ДТП, погиб фельдшер ОБ № 15 Каир Кожахметов. Заметка об этом происшествии превратилась в расследование. «Наш город» встретился с коллегами погибшего и узнал, какие нравы господствуют в больнице, где он работал.

ГБУЗ ТО «Областная больница № 15» находится в селе Нижняя Тавда и работает с пациентами всего Нижнетавдинского района. По данным сайта больницы, в ней работают 323 человека. За последний год больница упоминалась в СМИ несколько раз — главный врач отчитывался об открытии ФАПов и он же рассказывал о нехватке медицинского персонала.

Каир Кожахметов устроился работать фельдшером в это медицинское учреждение в феврале 2020 года. Телеграм-каналы 20 декабря сообщили, что фельдшер скорой помощи погиб на трассе под Нижней Тавдой под колесами автомобиля. В соцсетях пользователи указывали, что фельдшер выполнял поручение руководителя смены в нерабочее время, чтобы вернуть медицинский аппарат, забытый на вызове.

Руководство больницы сразу же сообщило, что их сотрудник погиб в нерабочее время и поручений ему никто не давал. Но никто не ответил на вопрос, почему Каир пешком пошёл по трассе «Нижняя Тавда — Тюмень» зимой, когда температура опускается ниже нуля, а темнеет в 16-17 часов?

Что за человек Каир

Сотрудница ОБ № 15 Александра П. (имя изменено — прим. редакции) согласилась говорить только на правах анонимности из-за страха потерять работу. Её общий стаж работы в медицине более 40 лет.

«Считаю, что в его смерти виновата больница»,начала Александра.

Она рассказала подробности истории: аппарат, за которым пошёл Каир, оставили в деревне Московка у пациентки во время одного из выездов. Утром 18 декабря на Кожахметова наорали заведующий ФАПами Олег Фалалеев и главная медсестра больницы Наталья Пермякова. Главная сестра сказала: «Хоть пешком иди, но чтобы аппарат здесь был в четыре часа».

Александра П. говорит, что она позвонила коллегам в Велижаны (ближайший от Московки населенный пункт, где есть медики — прим.ред.) попросила найти этот аппарат. Они ответили, что в понедельник 21 декабря инвентарь доставят. Каира попытались успокоить — тонометр и пульсоксиметр вернут, только привезут их позже.

По свидетельству троих коллег, Каир в тот день был очень расстроен и сказал, что всё равно пойдёт и ушёл около двух часов дня. Это был последний день, когда коллеги видели его живым. Его собьёт машина на 53 километре трассы «Нижняя Тавда — Тюмень» в 18:15.

Тот самый километр, на котором сбили Каира.
Photo:1MI

Как работал Каир

Александра П. говорит, что Каира постоянно перебрасывали на разные участки работы, потому что он был безотказным. Он верил людям и не отказывал, когда к нему обращались. Каир ездил целый месяц в модульном ФАПе с 8 утра до 8 вечера. Если его просили, то он выходил работать в выходные дни и по вечерам. Работал сверхурочно, но неизвестно, как эта работа оформлялась и оплачивалась. Работал на выездах по всему Нижнетавдинскому району и даже бывал в Тюмени, где раздавал листовки и помогал бригаде проводить вакцинацию от гриппа в декабре этого года. В одном из торговых центров Тюмени 5 декабря Каир общался с несколькими посетителями и уговаривал их поставить прививку от гриппа, те вежливо отказались.

Каир числился фельдшером в центре профилактики. Потом его перевели трудится в фильтр-бокс. Через какое-то время на это место определили работать врача. А Каиром «затыкали рабочие дыры»: его отправляли оказывать паллиативную помощь, брать анализы — мазки и кровь и т. д. Со слов источника, каждое новое «назначение» или поручение отдавали в устном порядке.

Кожахметов зарабатывал не самые большие деньги: 22 тысячи рублей. Часть уходила на аренду квартиры и коммуналку. Был пример, когда Каир ездил на мобильном ФАПе с 17 августа по 17 сентября проводил диспансеризацию. Такая работа оплачивается в двойном размере, но Каир получил 12 тысяч.

«У человека не было постоянного рабочего места. Сегодня ему говорили делать ЭКГ, завтра отправляли агитировать ставить прививки»,уточняет Александра П.

Другие коллеги так же характеризуют Каира как трудолюбивого, хорошего, очень ответственного человека. Никто никогда не видел, чтобы он опаздывал или отказывался от работы. Ещё сотрудники больницы ни разу не слышали, чтобы у Каира были прогулы на работе.

О больнице рассказывает персонал

Сотрудники областной больницы № 15 разными словами говорили одну и ту же мысль, что их коллега зарекомендовал себя за время работы порядочным человеком и ответственным специалистом. Упрёки сыпались в сторону руководства больницы: начальство довело взрослого человека до такого состояния, что он зимой пошёл до деревни, в которой оставил тонометр и пульсоксиметр.

Первая о нравах в больнице рассказала одна из медсестер, проработавшая в учреждении более 10 лет и тоже на условиях анонимности.

«У нас постоянно: иди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что. Это все желательно за свой счёт. Мы сами шили маски, а теперь покупаем их за свой счет»,начала разговор медсестра.

Она проработала в этой больнице 10,5 лет и за свою карьеру пережила пять главных врачей. Анатолий Смоляренко работает в этой больнице с августа прошлого года. За это время он не только не смог наладить работу больницы, но и способствовал увеличению «текучки» кадров.

Сотрудников доводят до увольнения традиционными способами: прессинг и манипулирование премиями, служебными квартирами. По словам персонала, наибольшее количество нареканий вызывает «кадровая политика» главной медсестры ГБУЗ ТО «Областная больница № 15» — Натальи Пермяковой. Она «работает», с медсестрами и санитарками. Фельдшерами и врачами занимается главный врач — Анатолий Смоляренко.

Медсестра говорит, что люди в коллективе терпят ужасное отношение к себе из-за служебных квартир. Стоит человеку потерять эту работу и сразу же придётся освободить жильё.

«Я принята на работу в специализированный кабинет, но из-за нехватки сотрудников я работала в терапии один месяц, потом в другом отделении терапии другой месяц. Отпуск не по графику: мой отпуск должен был быть в сентябре, а отправили в мае. Отпуск всегда делится без нашего согласия», — рассказывает одна из медсестер.

Она рассказывает, что когда в кабинет к Наталье Пермяковой вызывают кого-то на разговор, то крики слышит всё отделение. Стоит кому-то отказаться от дополнительных обязанностей — сразу же напоминают, что специалист занимает служебную квартиру.

«Служебное жильё — это болевая точка чтобы надавить на человека»,говорит медсестра.

Шарлатаны-прививочники

Одна из историй другой медсестры — Татьяны П. случилась не так давно. Ей сообщили, что она отправляется в с. Велижаны делать прививки от гриппа. По словам Татьяны, она к вакцинации никакого отношения не имеет. В группе было три человека: Татьяна, её коллега Аня и медсестра из села Велижаны.

Медсестрам выдали 200 доз прививок в термоящиках, только не выделили машину для этого задания. Медики пешком обходили каждый дом. Закончилось тем, что за ними приехал участковый и глава совета. Как оказалось, им позвонили жители села и сообщили, что какие-то аферисты ходят и предлагают сделать прививки.

«Повезло, что местную медсестру в лицо знали, а так уехали бы вместе с участковым. При таком сюжете от нас точно так же отказались бы. Сказали бы, что мы сами пошли»,рассказывает Татьяна П.

Медсестра говорит, что решение отправить их пешком вакцинировать людей приняла Наталья Пермякова. По всей видимости, необходимо было срочно сдавать отчетность по вакцинации населения, а сроки прошли — вот и отправили пешком.

С просьбой охарактеризовать главного врача медсестра Татьяна П. ответила, что не может сказать о нем что-то хорошее. Из-за руководства Татьяна принимает успокоительные. Она говорит, что для коллектива антидепрессанты уже норма. Женщина согласилась раскрыть своё имя, потому что написала заявление на увольнение. Татьяна поняла, что лучше так, чем терпеть ужас без конца.

Что происходит с фельдшерско-акушерскими пунктами

Вторым сотрудником больницы, кто рассказал о методах управления стала Марина Б. (имя изменено — прим. редакции), фельдшер одного из ФАПов со стажем работы более 25 лет.

Марина считает, что Каира сильно запугали. Это единственное объяснение, почему взрослый мужчина мог пойти пешком, пытаясь преодолеть более 50 километров трассы зимой.

Сама Марина Б. кроме своего ФАПа обслуживает ещё один, он находится за 75 км. Она выезжает туда в 8 утра и только в 11 часов оказывается на месте. Марине нужно провести приём пациентов, сделать патронажи и т. д. Главная медсестра сказала ей делать подворовые обходы. Когда она отказалась, то Пермякова на планёрке выставила Марину Б. бездельником, который просто так получает деньги, когда весь коллектив работает. Вечером у Марины случился нервный срыв.

Марина рассказала ещё одну неприятную ситуацию. Когда началась цифровизация рабочего процесса: устанавливали компьютеры и программу 1С, то выяснилось, что часть фельдшеров не умеет пользоваться современным оборудованием. У таких специалистов трудовой стаж по 50 лет — они давно пенсионеры и переучиваться сложно.

«Попросили уволиться фельдшера из д. Черепаново, потом уволился фельдшер из д. Чугунаево. В этом случае медика поставили перед фактом: работаешь на компьютере или увольняешься. Следом заставили уйти специалиста из д. Новопокровка, потом из с. Антропово. Без фельдшеров пока остаются село Новоникольское и д. Хутор. Часть ФАПов просто стоит, а часть обслуживают медики из соседних деревень: один специалист на два ФАПа», — рассказывает Марина Б.

Фельдшеров не устраивает то, что руководство больницы делает разрыв рабочего времени. Фельдшеры, которые работают в ФАПах, трудятся с 8 утра до 12 дня. Потом с 12 до 16:45 обед. После работа до 20 часов. Ещё 28 дней отпуска делят по две недели. По словам Марины ей и ее коллегам не всегда дают отпуск в положенный срок. Руководство аргументирует это тем, что не хватает специалистов и сложно выстроить графики.

Из-за пандемии Правительство Российской Федерации издало постановления № 415 и № 484 о стимулирующих выплатах работникам здравоохранения.

«С апреля месяца не было ни копейки. Нам ответили, что нам не положено, потому что мы не подходим под эту категорию»рассказывает Марина Б.

Марина объясняет, что она как фельдшер идёт на вызов к больному с симптомами гриппа. Берёт анализ, который позже показывает COVID-19, но потом с больным работает терапевт, который надбавки и получает. Сама Марина уже переболела коронавирусом и получила за это выплату, но отметила, что страховки у них нет. Кроме этого, коллективный договор с руководством подписывали в 2011 году.

Выбора для фельдшеров нет

Свою историю рассказала уже бывший фельдшер ОБ № 15 Людмила Гугина. Она проработала 41 год в здравоохранении.

Гугина проработала до марта 2020 года и была вынуждена уйти из-за некомпетентного отношения руководителя. Она обслуживала два участка: Черепановский ФАП и среднюю школу в Нижней Тавде. На протяжении 10 лет Гугина ездила в Черепаново каждый день. Потом она попросила остаться в одном месте: в школе, а пост в Черепаново передать другому фельдшеру. Главный врач ответил отказом.

«Если не в Черепаново, то нигде. Пришлось за 15 минут остаться без работы, написала заявление на увольнение, которое подписали при мне. Обидно не из-за того, что я потеряла работу — я пенсионер — а из-за пренебрежения», — говорит Людмила Гугина.

Гугина обращалась в департамент здравоохранения Тюменской области. Только департамент ответил, что всё хорошо:

«Враньё прямо в письме. Я в больнице работала с 1984 года, а в письме сказано, что с 2002 года. Президент говорил, что бросаем все силы на ФАПы, а наш главный врач их, наоборот, закрывает: уволился фельдшер из Антропово, теперь фельдшерско-акушерский пункт в этом селе обслуживает фельдшер из Девятково. Его пресс-служба делает новость, что открывается новый ФАП, а на самом деле один фельдшер работает на два ФАПа»,возмущается Людмила Гугина, показывая письмо из департамента.

Она уточняет, что люди, которые нуждаются в уколах или капельницах каждый день не могут себе этого позволить, потому что фельдшеры в их ФАП приезжают только два раза в неделю.

Доводят персонал до нервных срывов

Ольга Тунгулина так же работала в ОБ № 15 и была вынужден уволиться. Она упала в обморок на рабочем месте из-за нервного срыва. Со слов Ольги, главный врач Анатолий Смоляренко и главная медсестра Наталья Пермякова никогда не относились к коллективу с уважением. Особенно пренебрегали средним персоналом больницы. Но коллектив больницы разобщён и не хочет действовать, только «кухонные» разговоры. А главный врач управляет больницей с помощью закона «разделяй и властвуй».

«Одного доктора прямо с работы увезли в Винзили, другую медсестру увезли в Патрушева с инфарктом: ей делали коронарное шунтирование. После всего этого я поняла, что необходимо что-то делать»,говорит Ольга Тунгулина.

Она думает, что ситуация с Каиром — яркий пример отношения руководства больницы к своим сотрудникам.

Нетипичный случай?

«Наш город» ранее отправлял запрос от СМИ в областную больницу № 15 с просьбой прокомментировать гибель их сотрудника. Тогда в официальном ответе за подписью главного врача было сказано:

«Родственники погибшего сотрудника имеют право на получение материальной помощи в размере двух тысяч рублей. Для этого им необходимо написать заявление на имя главного врача ОБ № 15 А. М. Смоляренко и предоставить документы, подтверждающие факт родства с покойным, в соответствии с законодательством РФ и внутренними нормативными документами больницы ГБУЗ ТО „ОБ № 15“. На 21.12.20 заявлений от родственников на получение материальной помощи не поступало».

Каир зарабатывал немного, но главный врач Областной больницы № 15 Анатолий Смоляренко за 2019 год заработал 2,4 млн рублей, его супруга за 2019 год заработала 1 млн рублей. Пугач Елена Анатольевна по образованию терапевт, но работает заведующей методическим кабинетом в этой же больнице.

После разговора с коллективом больницы, когда несколько людей рассказывают про одни и те же проблемы: бесплатные переработки, разделение без согласия сотрудников их отпуска, оскорбление и унижение, шантаж выселением из служебного жилья, если сотрудник отказывается от непредусмотренным трудовым договором работы — циничным кажется ответ, что трудовые права Каира не были нарушены.

Больница утверждает, что Каир по трудовому договору работал с 8:00 до 16:48. Вызов в диспетчерскую скорой помощи по поводу ДТП, в котором погиб Каир, поступил в 18:20. Значит, погиб он в нерабочее время?

Руководство больницы отказалось общаться с «Нашим городом», но специалист по связям с общественностью ГБУЗ ТО «ОБ № 15» Дарья Ровбут пояснила, что погибшему никто никаких поручений не давал и никакой аппарат он не забывал. Он просто встал и пошёл в одном ему ведомом направлении.

Департамент здравоохранения Тюменской области в своём телеграм-канале сообщил:

«К сожалению, чем „дальше в лес“ — из перепечатки в перепечатку, из одной соцсети в другую, тем больше искажаются факты. К сожалению, действительно, трагически погиб наш коллега. Руководство ОБ № 15 искренне выражает соболезнования родным. Однако произошедшее не связано с профессиональной деятельностью и произошло вне рабочего времени. Для справки: Он не являлся сотрудником скорой помощи, он работал в отделении профилактики».

Стоит отметить, что Анатолий Смоляренко уже попадал под внимание СМИ. Журналисты «URA.RU» в 2017 году писали, что в «Областной больнице № 3» Тобольска вскрылись факты подделки медицинских документов с целью скрыть халатность врачей. Ранее в больнице умер мужчина, которого доставили в больницу после ДТП. Под суд попал врач-травматолог из Областной клинической больницы № 3 Игорь Софронов.

Во время следственных действий собственный источник «URA.RU» сообщил им, что после смерти пациента заместитель главного врача Анатолий Смоляренко якобы вызвал всех врачей и приказал им подделать документацию.

Общественники готовы помогать медикам

Происшествие приобрело известность в медицинских кругах и среди общественников. Например, сопредседатель Всероссийского профсоюза медиков «Действие» Андрей Коновал прокомментировал новость в facebook:

«Тут случай нетипичный. Основной вопрос для начала — выполнял ли он в этот момент поручение работодателя. Если доказать, что да, то далее можно доказывать, что он выполнял сверхурочную работу».

Оргсекретарь МПРЗ «Действие» Александр Золотарёв пообещал поддержку коллективу больницы, если они захотят как-то улучшить свои условия труда:

«Произошедший случай — вопиющее происшествие. В сложившихся условиях, когда идёт чрезмерное увеличение нагрузки на медицинских работников без соответствующих оформленных документов. Без оформленных правоотношений. Так понимаю, что идёт ещё речь об отсутствии адекватной зарплаты за выполнение своих обязанностей. Это нарушение всех норм законодательства. Прежде чем давать какой-то комментарий необходимо ознакомиться с должностной инструкцией. Действия фельдшера, которые могли бы привести к нарушению должностной инструкции, не идут ни в какое сравнение с действиями его работодателя, поступка, который повлёк за собой трагедию. Ситуация требует полного разбирательства с привлечением виновных к ответственности. Мы готовы оказать помощь коллективу областной больницы 15 и научить отстаивать свои трудовые права».

Не спешить с выводами призывает Аркадий Либерман, политолог, член Общественной Палаты Тюменской области: «Безусловно, данный случай не может положительно сказаться на имидже руководства больницы, однако делать выводы преждевременно, в ситуации необходимо разбираться. Уверен, что должна быть незамедлительно проведена объективная и честная служебная проверка департаментом здравоохранения Тюменской области, руководство и сотрудники, которого в регионе, создали себе имидж эффективных и открытых для людей чиновников, никогда не уходящих от проблем и умеющих их решать. Хочется верить, что будут приняты все предусмотренные законом меры, по тщательному разбору данной ситуации, а выводы будут представлены общественности, так как пока ситуация выглядит довольно дикой, особенно, для эталонного региона».

Пока медики из больницы обратились в трудовую инспекцию с заявлением на нарушения законодательства, родители Каира Кожахметова похоронили своего сына и ждут окончания следствия по факту его смерти.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter