Обь в огне — авария на подводном трубопроводе, прославившая «СибурТюменьГаз»

Аналитика
Обь в огне — авария на подводном трубопроводе, прославившая «СибурТюменьГаз»
22 марта , 20:01Фото: 1Mi
6 марта ленты соцсетей и информагентств заполнили фотографии и видео пожара на реке Обь в районе города Нижневартовск (ХМАО-Югра). Люди были потрясены — пламя полыхает прямо на льду, столбы черного дыма поднимаются в небо, ночью зарево было видно за несколько километров. Первая часть журналистского расследования.

Первые комментарии местных жителей не прояснили картину, что это горит, нефть?

Катастрофы в таких природных условиях происходят очень редко. Пожар на льду Оби — такое в Югре произошло впервые.

Редакция «Нашего города» собрала всю доступную информацию об этой аварии, мы побывали на месте, облетели акваторию Оби от Сургута до Нижневартовска для того, чтобы понять всю картину.

Фото:1Mi

Место аварии находится в самом крупном водном бассейне региона

По площади водосборного бассейна, Обь занимает первое место в России.

Коренной житель Югры Сергей Шевчик одним из первых откликнулся на ситуацию в Нижневартовске. Сергей — летчик-энтузиаст, основатель летно-спортивного клуба в Сургуте. За несколько дней видео с последствиями аварии на трубопроводе и с замором рыбы на Оби сделали его знаменитым на всю округу.

«Там, где произошел прорыв газопровода, все перекрыли — посты, никуда не проедешь. Что там у них происходит вообще? Мы же тут живем в Сургуте и нам интересно, в СМИ ничего толком не говорят, фотографий этого места нет. Я сел на свой самолет и полетел посмотреть, с воздуха мне никто же не запретит смотреть! А там, оказывается, никаких движняков нет, чтобы что-то ликвидировали. Чтобы, например, лед выпиливали или воду вычерпывали — нет ничего, там тишина, спокойствие. Как горело, так и горит, и догорает вся эта зараза, которая вылилась из трубы!»,рассказал о первом полете над местом аварии Сергей Шевчик.

Благодаря его легкомоторному самолету удалось снять место аварии с воздуха, собрать пробы воды и встретиться с жителями нескольких поселков.

Все крупные населенные пункты Ханты-Мансийского автономного округа- Югры расположены по берегам Оби и через реку проходят не только мосты, но и трубопроводы для транспортировки нефти и газа. Не удивительно, что местные жители, расположенных ниже по течению Оби населенных пунктов, обеспокоены ситуацией в Нижневартовске.

СПРАВКА

В районе аварии проходит транспортировка продуктов газопереработки из Нижневартовского ГПЗ на Южно-Балыкскую головную насосную станцию. Оператор продуктопровода — АО «СибурТюменьГаз» объединяет газоперерабатывающие мощности СИБУРа по приему и переработке попутного нефтяного газа (ПНГ) на территории Западной Сибири. Проектная мощность по приему и переработке составляет 25,4 млрд куб. м ПНГ в год (включая Южно-Приобский ГПЗ — СП с «Газпром нефтью»).

Фото:1Mi

Что было в трубе во время аварии?

По официальным данным СИБУРа в 2019 году «благодаря стабильной работе газоперерабатывающих предприятий и продуктопроводной системы АО „СибурТюменьГаз“, поставка широкой фракции легких углеводородов (ШФЛУ) на тобольские предприятия компании достигла рекордных показателей и составила 8 млн 100 тыс. тонн».

Фото:Скриншот Паспорта безопасности химпродукции ШФЛУ

6 марта в пресс-релизе компании значилось, что «на подводном переходе через реку Обь продуктопровода Нижневартовский ГПЗ — Южно-Балыкский ГПЗ произошел пропуск ШФЛУ с последующим кратковременным возгоранием».

ШФЛУ относятся к сжиженным углеводородным газам и представляет собой легкокипящую и легковоспламеняющуюся жидкость, пожаро- и взрывоопасную, 4-го класса токсичности. Обладают токсическим действием на живые организмы, например, токсично для рыб воздействие компонентов ШФЛУ пентана, изопентана и гептана.

Компоненты ШФЛУ почти не растворимы в воде, продукты горения образуют вредные и канцерогенные вещества. Согласно паспорта, ШФЛУ являются фотохимическими загрязнителями атмосферы, долго сохраняются в воздухе, переносятся на большие расстояния, загрязняют почву и водоемы.

7 марта представитель Ростехнадзора Андрей Виль поделился информацией о минимальном количестве объемов ШФЛУ, находившихся на момент аварии в трубе:

«По предварительным расчётам, в аварийном участке подводного продуктопровода ООО „Запсибтрансгаз“ могло находиться порядка 700 тонн ШФЛУ. В этой связи, заявления об отсутствии угрозы окружающей среде вызывают серьезные сомнения».

Почему авария, а не «инцидент» или «пропуск газа»

После 6 марта множество публикаций СМИ и сайтов местных властей ХМАО называли это инцидентом или повторяли пресс-релизы «СибурТюменьГаза», называя аварию «пропуском газа». Экологи считают, что это не так:

«На линейном сооружении произошла не нештатная ситуация. Произошла авария. Пострадал человек. По их заявлениям окружающая среда не пострадала, мы говорим, что пока не знаем, но скорей всего, пострадала. Пострадали объекты — они же выведены из строя. Все компоненты показывают, что была авария, а не нештатная ситуация. Причём достаточно одного компонента, а присутствуют все три.

После аварийной фазы необходимо, чтобы работали протоколы. В том числе, протоколы по сообщению. Ведь это же опасность. ШФЛУ при сжигании образует бензапирен. Это единственно вредное вещество, которое выделяется при горении и имеет явный эквивалент радиации, поэтому ШФЛУ всегда сжигали на месторождениях», — комментирует эколог Федор Таран.

Рекордные показатели поставок ШФЛУ по трубопроводам

Известно, что трубопроводный транспорт — один из самых дешевых, но опасных в эксплуатации при перекачке воспламеняющихся веществ и горючих газов. Транспортировка ШФЛУ железнодорожным транспортом обходится на 30% дороже. Но еще дороже обходятся аварии, если в них гибнут люди.

Подобная авария со скоплением газа была на продуктопроводе Западная Сибирь — Урал — Поволжье диаметром 720 мм и длиной 1852 км под Уфой в 1989 году. Привела она тогда к многочисленным человеческим жертвам.

"Тогда в низине скопился газ из трещины продуктопровода, по которому транспортировали ШФЛУ, и проезжавшие мимо пассажирские поезда спровоцировали взрыв. Погибло 575 человек, из них 181 ребенок. После этой трагедии устанавливалось специальное оборудование на трубопроводы, чтобы фиксировать падение давления и утечки газа. Сейчас на Оби пострадал один человек и эта авария тоже техногенная", - рассказал редакции один из собеседников в Тюмени.

6 марта на льду Оби мог пострадать не один и не два человека. По свидетельству местных жителей, на этом участке проходит оживленная снегоходная трасса. Нам удалось поговорить с очевидцами аварии. Первый очевидец стоял рядом со своим снегоходом на правом берегу Оби:

«Мы находились на противоположном берегу от места происшествия, ждали своего товарища из города. В тот момент, когда он появился, мы увидели огонек снегохода. В момент спуска на реку произошел хлопок сильный и появился столб огня на месте снегохода и мы потеряли его из виду. Сначала мы опешили, просто столб пламени, снегоход мы потеряли из виду… что произошло? Почему? Страшное зрелище…

Позвонил в 112, для них было неожиданно, что горит река, стали задавать всякие наводящие вопросы, где, в каком месте, почему она горит, кто поджег. Вот и объяснил, что в данном месте проходит труба, по слухам.

Поначалу, конечно, небольшое было пламя, но потом все больше и больше разгораться начало. Увидел я его (товарища — прим.ред.) уже когда вытащили снегоход. Костюм обгорел, лицо красное, обгоревшее. Хорошо, что был шлем, видимо, спас его. Снегоход весь внешне обгоревший», — Сергей, так представился нам очевидец, подчеркивает, что проезжают это место каждый день множество человек на снегоходах.

Любопытно, что опознавательных знаков (пусть даже временных) о пролегании газпровода в этом месте очевидец не увидел, или их не было там никогда?

Другой очевидец аварии - Андрей, местный житель и рыбак, находился на противоположном берегу и рассказал, что увидел в этот день:

«Мы выехали на рыбалку 6 марта и были на противоположном берегу реки. Ждали, когда к нам подъедет еще один человек. Мы его уже видели, двигался с протоки, вышел на реку, и по реке ехал в нашу сторону. Не доезжая до нас, метров 350-400 произошел взрыв, такого светло-голубого оттенка, взрывная волна аж нас коснулась.

Первая мысль, что со снегоходом что-то стало, потом мы увидели языки пламени. Со мной были ребята, они стали звонить в МЧС. А я сразу же кинулся на помощь человеку, который ехал нам навстречу. Подъехав к нему, я увидел, что горит снегоход, он сам в снегу катается, пламя с себя сбивает, тоже горел. И горит снег, просто синим таким пламенем. А рядом со снегоходом, такое ощущение, как будто бы это горит нефть, потому что ярко-красное пламя такое и черный дым. И оно все усиливалось и усиливалось», — рассказал нам Андрей.

Когда ШФЛУ попадают в водоем, образуется токсичная газировка

Мы пролетели с Сергеем Шевчиком несколько населенных пунктов в акватории Оби, встретились с местными жителями и представителями Росприроднадзора. Услышав от одного рыбака историю о случившемся несколько лет назад заморе рыбы ценных пород в Обской губе, начали проверять интервью, взятые в разных местах и у незнакомых друг с другом людей. Получилось, что все слышали о неизвестной аварии несколько лет назад много раз.

«Официальных данных об этом не было. На дне реки прорвало газовую или нефтяную трубу. Получилось, что муксун шел на нерест, он подо льдом идет в сторону Новосибирской плотины. И навстречу ему течение с этой отравленной газировкой, он попадает в эту отравленную водяную массу и вся эта популяция муксуна, которая шла на нерест, сдохла. Ее вымыло течением в Обскую губу»,вспоминает Сергей Шевчик.

Его земляк из Нижневаровска, Андрей рассказал примерно то же самое:

«На Оби, будем говорить, рыба уменьшается. Несколько лет назад было какое-то ЧП в Обской губе, в результате которого погибли ценные породы рыбы. Тоже об этом не писали СМИ, тоже из-за газовой или нефтяной компании, точно не скажу. По крайней мере, таких рыб как муксун, мы видеть перестали».

Мониторинг состояния природных ресурсов Югры ведется федеральными ведомствами с максимальной тщательностью и не случайно после сообщений о ЧП или заявлений местных жителей Росприроднадзор проводит пробы воды в водоемах.

Так произошло и после аварии в Нижневартовске. Сергей Шевчик, облетев акваторию Оби от Ханты-Мансийска до Нижневартовска брал пробы воды. На одной из точек вода сильно отличалась по цвету и запаху, именно на этой точке было решено взять пробы еще раз.

Чистят не реку, а чистят инфополе

Во время полета с Сергеем Шевчиком ниже по течению Оби, мы встречали местных жителей, которые подтвердили опасения экологов в части массового замора рыбы. Да и в части публикации данных о пробах воды сейчас наблюдается почти полное их отсутствие. Власти ХМАО ввели запрет на подледный лов рыбы на Оби.

«Получается, вместо зачистки воды, берегов и дна — началась зачистка информационного поля. Говорили, что рыбу рекомендовано не ловить. Раньше запрет на ловлю рыбы был, чтобы сохранить рыбу. Сейчас запрет, чтобы сохранить человека. Это уникальная ситуация. Как и Чернобыль: раньше запрещали охоту для сохранения животных, теперь для сохранения человека. Понятно, что последствия будут скрываться. Мы это видели по Норильску, Дальнему Востоку, мы видели это по Чернобылю. Про последствия в информационной среде, я боюсь, что никто не скажет. Только рыбаки начнут жаловаться, что рыбы опять нет, но они каждый год жалуются», — комментирует ситуацию эколог Федор Таран.

По свидетельству местных жителей, эта зима — одна из самых холодных, морозы стояли долго, лед на Оби не покрывался полыньями, начался «загар» рыбы. Это следствие нехватки кислорода подо льдом, часто встречается на озерах в северных широтах, реже в реках, приводит к массовой гибели рыбы.

Сергей Шевчик опубликовал видео, на котором видно, что рыба на Оби всплывает в полынье и множество рыбин плавают кверху брюхом:

«8 и 9 марта на этой полынье мы пытались рыбу спасать, ломали лед, чтобы был контакт с воздухом. Рыба собиралась до 10-го марта, а после — исчезла, ушла. Многие в комментариях к моему видео писали, что это естественное явление и рыба всегда умирает, многие ругали нефтяников. Но меня это возмутило, что столько населенных пунктов, столько рыбаков и все так смиренно говорят, что подыхает рыба и пофиг — это естественное явление. Но я считаю, что это было бы естественным явлением, если бы тут людей не было».

Сергей Шевчик считает, что когда рыбу варварски вылавливают и травят — это наносит колоссальный ущерб югорской природе. Вместе со своими единомышленниками он организовал сбор средств и построил аэрационную установку.

Алексей Книжников согласился с мнением редакции «Нашего города» о кумулятивном эффекте кислородного голодания рыбы и аварии под Нижневартовском на состояние фауны:

«Я думаю, что именно так, заморное явление, плюс добавочное в виде токсичности. Единственное, ареал, периметр этого загрязнения пока трудно оценить потому что тут действительно непонятны эти токсические параметры. Если утечка была, как мы предполагаем с 18 февраля, это одни объемы, если разовый выброс, что вряд ли, потому что они не фиксируют какой-то серьезный разрыв трубопровода водолазными работами, в любом случае, там другое».

Алексей Книжников настаивает, что есть данные у Росрыболовства и Росприроднадзора, нужно дождаться опубликования результатов проб, обязательно это делать публично.

Менее пессимистично высказался о преодолении последствий для природы после этой аварии кандидат биологических наук, научный сотрудник Лаборатории экотоксикологии популяций и сообществ Института экологии растений и животных УрО РАН Иван Сморкалов.

«ШФЛУ не могут образовывать пленки на поверхностях воды и будут испаряться с поверхности, когда сойдет лед. Скорее всего, они уйдут подо льдом и будут постепенно испаряться через микротрещины льда. Воздействие легких фракций углеводородов на природу кратковременно, в отличие от тяжелых углеводородов, последствия будут значительно легче, чем от разлива нефти»,Иван Сморкалов.

Сергей Шевчик, после нашего полета эмоционально ответил на множество комментариев, зачем нужно беспокоиться об экологии:

«Одну рыбину спасти икряную — это сколько можно спасти мальков! Всю страну накормить можно с Оби! А мы все сложа руки сидим и смотрим, как у нас рыба дохнет. Я не согласен с этим, именно поэтому я решил действовать».

20 — 21 марта власти ХМАО вместе с экологами и добровольцами организовали акцию «Спасем рыбу» — добровольцы бурили лунки на льду Оби для доступа воздуха под лед.

Хронология событий

6 марта в 21.08 по местному времени в группе во ВКонтакте «ЗВ — ЗЛОЙ ВАРТОВЧАНИН | НИЖНЕВАРТОВСК» появился пост с видеозаписью, где мужчина ошарашенно рассказывает, как загорелась Обь.

Уже в 23.06 во ВКонтакте ситуацию прокомментировала глава Росприроднадзора Светлана Радионова.

Тогда же стало известно о собственнике трубопровода из которого произошла утечка горючего вещества. Официальный комментарий дала компания «Сибуртюменьгаз».

7 марта Ночью в 00.21 появилось сообщение, что ситуацию взял под контроль прокурор ХМАО Евгений Ботвинкин.

7 марта в «СибурТюменьГаз» также дали комментарий по поводу аварии. О том, что произошло, рассказал генеральный директор компании Александр Тепляков.

Уже тогда правительство региона отреагировало и решило успокоить население заявив, что ПДК вредных веществ в воздухе не зарегистрировано.

8 марта правительство округа сообщило, что на месте порыва продуктопровода АО «СибурТюменьГаз» на реке Обь в Нижневартовском районе не зарегистрировано превышений ПДК вредных веществ.

Тогда же в пресс-службе «Сибуртюменьгаза» сообщили, что место происшествия облетела делегация во главе с губернатором Комаровой и председателем правления, генеральным директором ООО «СИБУР» Михаилом Карисаловым.

В этот же день в сети появилось видео Сергея Шевчика, где он показал большое скопление рыбы, задыхающейся в полынье на Оби. Он предположил, что это связано с аварией выше по течению, что продукты из газопровода могли оказать такое воздействие на рыбу.

9 марта в компании сообщили, что «на 22:00 8 марта «СибурТюменьГаз» прекратил выжиг продукта из отсеченного участка газопродуктопровода в амбарах дожига. При этом на Оби продолжали догорать остатки ШФЛУ.

А вот Росприроднадзор в своих соцсетях поторопился сообщить, что огонь потушен.

Между тем компания «РИСКСАТ» во взаимодействии со «Всемирным фондом дикой природы» опубликовала отчет, основанный на снимках местности в районе ЧП из космоса.

На снимках зафиксированы светлые пятна на льду, начиная с 18 февраля. Это можно интерпретировать так, что утечка ШФЛУ происходила более чем за две недели до возгорания.

В этот же день правительство округа поспешно сообщило о том, что замор рыбы связан с естественной нехваткой воздуха в реке.

Но 12 марта «Нижнеобское территориальное управление Федерального агентства по рыболовству» опровергло ранее высказанные предположения о причинах замора рыбы.

Между тем, на автора видеоролика Сергея Шевчика «Сибуртюменьгаз» начал давить и требовать удалить видео с замором рыбы. На это Сергей Шевчик выпустил еще 7 видеороликов, где с представителями рыбоохраны и экологами брал на разных участках реки, вплоть до Мегиона, пробы воды.

11 марта в компании «Сибуртюменьгаз» сообщили, что ранее на место прибыли водолазы для обследования продуктопровода.

12 марта компания «СибурТюменьГаз» сообщает, что на отсеченном участке продуктопровода специалисты-гидрографы ведут подготовительные работы для погружения водолазов.

15-16 марта в компании «СибурТюменьГаз» приступили к очистке продуктопровода от остаточных продуктов газопереработки при помощи специального полиуретанового манжетного поршня. Остатки предполагалось дожечь в амбарах.

17 марта блогер Сергей Шевчик на деньги подписчиков организовал «первый пост аэрации в Югре».

В этот же день правительство Югры сообщило о проведении 20 марта в округе субботника «Помоги рыбе».

18 марта по данным компании «СибурТюменьГаз» водолазы обследовали нитку продуктопровода и признали ее работоспособной. Но после опрессовки проводилась работа по расчету повреждений. Более того, они сообщили о странных пробах воды, когда превышение ПДК вредных веществ обнаружили выше по течению.

Росприроднадзор сообщил, что заведено дело по ст. 8.1 КоАП РФ. Идет расследование, по итогам которого будет оценен ущерб природе.

19 марта горение на реке продолжается, но в «Сибуртюменьгазе» на это дали свой ответ.

20-21 марта площадь остаточного горения значительно снизилась — на поверхности реки остаются единичные очаги.

22 марта «Сибуртюменьтгаз» сообщил, что «вечером 21 марта завершилось контролируемое выгорание продукта» на реке Обь.

Продолжение следует…

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter