Откуда берутся уголовные дела по терроризму?
Аналитика

Откуда берутся уголовные дела по терроризму?

20 июля 2020, 07:30Никита КифорукФото: 1MiРазбираемся с тюменским терроризмом.
В России выросло количество «террористических» уголовных дел. Пропорционально росту приговоров, возросло количество сообщений о том, что показания тех или иных фигурантов были получены под пытками. «Наш город» попытался разобраться в том, что такое терроризм в современной России и как с ним связана Тюмень.

За последние семь лет многократно выросло количество уголовных дел по терроризму. Если в 2013 году по террористическим статьям было осуждено всего 32 человека, то в 2014 их количество выросло до — 63. Со временем, рост продолжился. Так, за 2019 год по различным террористическим статьям приговор получили 540 человек, а по экстремистским — 335.

Под террористическими статьями подразумеваются статьи 203-205 уголовного кодекса Российской Федерации: терроризм, содействие терроризму, призыв к террористической деятельности, захват заложников и оправдание терроризма.

Кто такие террористы в РФ?

Когда речь заходит о терроризме, у большинства жителей нашей страны в голове возникает образ шахидок или кавказских боевиков. У россиян еще свежи воспоминания об ужасных терактах, произошедших на территории нашей страны, таких как захват заложников в театральном центре на Дубровке, захват школы в Беслане, больницы в Буденновске, взрывы жилых домов и множество других кошмарных событий. Поэтому, когда силовики сообщают о ликвидации очередной террористической ячейки или какого-то одиночки, большинство из нас не вдаются в детали, лишь, радуясь тому, что очередной изверг предстанет перед судом.

Террористы в театральном центре на Дубровке, октябрь 2002 г.
Фото:fsb.ru

Однако в нынешнее время ситуация изменилась, и, зачастую, на скамье подсудимых оказываются не страшные бородатые моджахеды, а вполне обычные молодые люди в возрасте до 30 лет немалая часть из которых — славянской национальности.

Как становятся террористами

К сожалению, нередки случаи, когда террористами становятся молодые люди, увлекшиеся идеями радикального ислама. Таких людей «обрабатывают» специально обученные вербовщики ИГИЛ* (*запрещенная на территории РФ организация), и схожих с ней организаций, привлекающие в свои ряды добровольцев. Нередко, «объектам обработки» обещают солидные денежные гонорары.

Целевая аудитория вербовщиков — это молодые люди, средний возраст которых составляет 23-25 лет. Чаще всего, агитаторы работают через социальные сети, на стройках и рынках, а иногда и в учебных заведениях. Одинаково часто объектом пропаганды становятся как юноши, так и девушки.

Среди завербованных в ряды террористов, нередко, оказываются жители Тюменской области. Например, в 2015 году неизвестный привлек в ряды группировки жителей Тюмени Алима Мурзаева и Даниса Аминов. Позже к ним присоединился Игорь Новоселов. По данным ФСБ, молодые люди принесли присягу ИГИЛ* и готовили теракт в ТЦ «Кристалл». Их намерения были раскрыты, а сами террористы получили от 8 до 11 лет лишения свободы.

Также, убитых в 2019 году во время КТО на Амурской молодых людей подозревают в подготовке теракта и связях с ИГИЛ*.

Ориентировка на Анатолия "Джихади-Толика" Землянику.
Фото:Интерпол

Помимо уже упомянутых эпизодов, известны случаи, когда жители Тюменской области уезжали воевать в Сирию на стороне террористов. Одним из них стал Анатолий Земляника, более известный, как Джихади-Толик. Известность Анатолию принесла видеозапись, на которой он обезглавливает пленного (по словам террористов — сотрудника ФСБ). Земляника был убит в бою за Мосул.

«Террористическая статья» за слова

Вопреки распространенному мнению, для того, чтобы стать обвиняемым по делу о терроризме, вовсе не обязательно осуществлять подготовку террористического акта или быть членом ИГИЛ*, достаточно написать статью или пост, который будет расценен, как оправдание терроризма, как это произошло с журналисткой Светланой Прокопьевой и тюменским блогером Алексеем Кунгуровым.

Светлана Прокопьева написала статью, где выразила мнение, о том, что ответственность за взрыв в архангельском управлении ФСБ, устроенным студентом Михаилом Жлобицким, частично лежит на государстве. По мнению Светланы, государство, лишая граждан легальных и ненасильственных способов политической борьбы за власть, обрекает недовольных на радикализацию, как во времена народовольцев.

Полицейские задерживают журналиста Илью Азара на пикете в поддержку Светланы Прокопьевой.
Фото:ТАСС

Прокопьеву осудили за публичное оправдание терроризма (ч. 2 ст 205 УК РФ) и приговорили к денежному штрафу в размере 500 тыс. рублей.

«Помимо нарушения права на свободу выражения мнения госпожи Прокопьевой, уголовное преследование против нее оказывает более широкое негативное воздействие на все СМИ и журналистов в Российской Федерации путем ограничения их в свободном распространении информации, представляющей общественный интерес, а также затрагивает права людей на получение подобного рода сведений. В связи с этим прошу вас уделить этому делу самое пристальное внимание с целью недопущения ухудшения ситуации в будущем и обеспечения эффективного соблюдения стандартов в области прав человека», Дуня Миятович, комиссар Совета Европы по правам человека

Еще до Прокопьевой за оправдание терроризма был осужден тюменский блогер Алексей Кунгуров. Правда, в отличие от журналистки, Кунгуров получил реальный срок — 2,5 года лишения свободы. Кунгурова осудили за пост в Livejournal «Кого на самом деле бомбят путинские соколы?», в котором блогер рассуждал о целесообразности нахождения контингента ВС РФ в Сирии и рассказывал о том, что из себя представляют боевики ИГИЛ*.

А был ли терроризм?

По версии ФСБ, 11 молодых людей организовали террористическое сообщество «Сеть»* в Пензе и и Санкт-Петербурге с целью свержения действующей власти. Некоторые из обвиняемых дали признательные показания, от которых впоследствии отказались, заявив, что признания были даны под пытками.

По словам фигурантов дела, их подвергали психологическому давлению, избиениям и пыткам тока. А найденное в ходе обысков оружие было подброшено оперативниками. Следы пыток у задержанных были также зафиксированы членами ОНК.

По мнению правозащитников, молодые люди попали в поле зрения ФСБ из-за левых взглядов и увлечения страйкболом.

Схожий случай произошел в Тюмени, когда 19-летнего студента колледжа, увлекающегося страйкболом задержали по обвинению в подготовке теракта в чикчинской СОШ в период объявленного из-за коронавируса карантина. По данным правоохранительных органов, молодой человек собирался изготовить самодельное взрывное устройство для массового убийства в школе, которую окончил год назад. При обыске у задержанного изъяли инструкции по изготовлению бомбы и компоненты (по данным источников, сельскохозяйственные удобрения), ружье и патроны к нему.

В окружении молодого человека не верят в то, что он, действительно, готовился к преступлению. Знакомые уверены — парень оговорил себя.

В настоящее время, молодой человек проходит психиатрическую экспертизу и ждет суда.

Также одним из громких дел по терроризму остается дело сообщества Хизб ут-Тахрир*, признанного Верховным судом России террористическим в 2003 году.

Согласно решению, организация занимается «воинствующей исламистской пропагандой, сочетаемой с нетерпимостью к другим религиям, активной вербовкой сторонников и целенаправленной работой по внесению раскола в общество».

«Для матерей и жен это горе! Мы, матери, рожали сыновей не для того, чтобы они губили свою жизнь в тюрьмах наравне с убийцами, маньяками, которым даже меньше сроки дают, чем нашим детям!», Матери фигурантов дела «Хизб ут-Тахрир»*

В России предполагаемых членов организации судят не за террористическую деятельность, а за участие в террористической организации. Правозащитники считают, что членов организации судят неправомерно, поскольку организация не совершала терактов. В ряде стран, организация признана экстремистской, из-за своей идеологии, но не террористической.

Предполагаемых членов организации задерживали и в Тюмени. По словам родных, задержанных жестоко пытали, чтобы заставить дать необходимые показания.

Что не так с уголовными делами по терроризму?

Большой проблемой остается закрытость судебной системы и хода следствия. Зачастую, о задержаниях, и приговорах становится известно постфактум, из пресс-релизов силовых ведомств. Причиной является желание силовиков держать в секрете ход следствия.

Нередко фигуранты уголовных дел, адвокаты и их родные сообщают о пытках и угрозах в отношении обвиняемых. Иногда это подтверждается экспертизами, однако, ответственности за это, как правило, никто не несет.

Кроме того, судебные дела по терроризму часто рассматриваются в закрытом режиме, слушатели и журналисты в зал суда не допускаются.

(* — запрещенная на территории РФ организация)

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter