Земельная амнистия не помогла инвалиду обрести дом
Аналитика

Земельная амнистия не помогла инвалиду обрести дом

13 июля, 17:16Photo: 1MiЧастный дом.
Земельная амнистия, объявленная в 2018 году, должна была помочь сотням тюменских семей узаконить незарегистрированные дома и земельные участки. Однако даже спустя два года, некоторые тюменцы так и не смогли этого сделать. Кто виноват: сами жители города или бюрократия?

Земельная амнистия

В начале июня 2018 года, тогда еще врио губернатора Тюменской области, Александр Моор, провел встречу с жителями района ДОК «Красный Октябрь». Тюменцы рассказали Моору, что из-за несовершенства регионального законодательства оформить право собственности на дома и земли, практически невозможно.

Александр Моор пообещал разобраться с этим вопросом, и уже 26 июня правительством области была утверждена, так называемая, «земельная амнистия». По задумке, владельцы домов, построенных до 1 сентября 2006 года и находящиеся на земельных участках в населенных пунктах Тюменской области, могут бесплатно оформить право собственности на жилье и участок.

Необходимость в изменении законодательства возникла из-за того, что в течении нескольких десятилетий люди жили в домах, не оформленных должным образом. При этом, люди были прописаны и проживали в этих домах целыми поколениями.

По сути, «земельная амнистия» является региональным аналогом «дачной амнистии», утвержденной правительством РФ в 2006 году для упрощения регистрации дач и земельных участков, построенных без получения соответствующих разрешений и приватизации муниципального жилья.

Оформив право собственности на свое недвижимое имущество, тюменцы получали возможность продавать его, а так же строить

Что не так с земельной амнистией?

Земельная амнистия оказалась востребована у жителей Тюменской области. Только в первые три месяца, более 320 жителей области подали заявление на признание права собственности. У большинства из них, не возникло проблем с оформлением права собственности, но нескольким десяткам людей пришел отказ.

В большинстве случаев, причины отказа были довольно формальны: жители не могли документально подтвердить год строительства дома или на участке было несколько домов, что расценивается как домовладение. Однако в некоторых случаях, дома были уничтожены пожаром, что расценивалось чиновниками как отсутствие на участке объектов капитального строительства. В таких случаях, в регистрации права собственности, также, отказывали.

Изначально департамент имущественных отношений Тюменской области заявлял о том, что по наиболее частым случаям отказа в оформлении прав собственности будут проанализированы. На основании этих данных в закон Тюменской области «О предоставлении земельных участков отдельным категориям граждан в собственность бесплатно» будут внесены соответствующие изменения, позволяющие гражданам реализовать право на получение участка.

Но не смотря на то, что в декабре 2020 года программа прекращает действие, воспользоваться правом оформить участок в собственность смогли не все жители Тюменской области.

Как живут те, кто не смог воспользоваться земельной амнистией?

Одним из тех, кто так и не смог оформить участок стал Валентин Якубан. Одинокий пожилой мужчина с инвалидностью живет в полуразрушенном сарае — это все. что осталось от дома после пожара, случившегося в 2013 году. В помещении, где живет мужчина, нет ни воды, ни света, ни газа. Чтобы заключить договор на поставку ресурсов — нужны документы, подтверждающие право собственности, но их нет. Отметим, что договор с ресурсоснабжающими организациями нужен для оформления участка в собственность по программе «земельной амнистии».

Семья Якубанов владеет домом с 1978 года. Здесь были прописаны Валентин, его мать, брат Геннадий со своей супругой и детьми. Спустя некоторое время, Геннадий с семьей переехал и Валентин остался жить один, но брат его часто навещает и всячески заботится о нем.

Раньше Валентин работал пожарным десантником на «Тюменской базе авиационной и наземной охраны лесов». Но несколько лет назад случилась трагедия — мужчина выпал из окна второго этажа и получил множественные переломы, и в последствии получил инвалидность и потерял работу.

Спустя еще несколько лет, дом мужчины сгорел. Единственное, что уцелело — небольшая часть дома, больше похожая на сарай. В ней и стал жить Валентин, заделав дыры картоном, досками и фанерой. Геннадий забирал брата жить к своей семье, однако сожительство продлилось недолго: по словам Геннадия, у брата появилось психическое расстройство, из-за чего жить с ним очень тяжело. В итоге Валентин вернулся в свою лачугу.

Если летом жить в каморке еще хоть как-то возможно, то зима превращается в выживание. Тепла от старой печки не хватает, да и протопить полусгоревшее помещение практически нереально. Валентин рассказал, что зимой вода в ведре застывает.

Геннадий бережно хранит все собранные документы и не теряет надежды переселить брата в достойное жилье.
Photo:"Наш город"

Геннадий хочет помочь брату улучшить жилищные условия, например, построить небольшой домик. Но реализовать идею мешает страх перед тем, что самовольную постройку заставят снести. Тогда все деньги будут потрачены впустую. В том, что это произойдет, мужчины не сомневаются — сейчас район осваивают сразу несколько крупных застройщиков.

Геннадий бережно хранит все документы на дом, рукописные договоры и не теряет веры в то, что однажды, он сможет переселить своего брата в достойное жилье. По словам мужчины, подобных историй в Тюмени не мало, но не многие продолжают пытаться добиться регистрации права собственности. Тем более, что в декабре амнистия должна закончиться.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter