Хозяина тюменского частного музея подозревают в незаконном обороте оружия

Аналитика
Хозяина тюменского частного музея подозревают в незаконном обороте оружия
Хозяина тюменского частного музея подозревают в незаконном обороте оружия
5 августа, 19:41Никита КифорукОбыск в "Музее частных коллекций"
В распоряжении редакции «Нашего города» оказались документы, подтверждающие, что основателя «Музея частных коллекций» подозревают в причастности к незаконному обороту оружия. Рассказываем, чем может окончиться визит спецназа и работников музея им. Словцова к частному коллекционеру.

26 июля начальник РУ ФСБ России по Тюменской области генерал-майор Игорь Николаев подписал постановление (копия постановления имеется в распоряжении редакции) о проведении обыска в «Музее частных коллекций» на Парфенова, 40.

По данным ФСБ, Гай Першинг может быть причастен к незаконному обороту предметов археологии, представляющих культурно-историческую ценность, а также огнестрельного оружия и боеприпасов.

Проведение обыска было поручено оперативникам РУФСБ России по Тюменской области.

27 июля судья Тюменского областного суда Михаил Злыгостев дал РУФСБ разрешение на проведение обыска в квартире Гая Першинга (копия постановления имеется в распоряжении редакции).

Уже 2 августа в здание «Музея частных коллекций» ворвались сотрудники ФСБ в сопровождении работников музея имени Словцова. По словам Першинга, работники культуры осматривали экспонаты и указывали сотрудникам ФСБ, что именно нужно изъять.

«Была еще одна женщина из словцовского музея, которая ходила, пальцем тыкала: «вот этот интересный предмет, вот этот вот, вот этот вот. <…> Пришли с такой подачей «о, у нас этого нет, этого нет». Допустим, сосуды, котлы, которых у них много — оставили»,сообщил Гай Першинг

По мнению коллекционера, происходящее выглядело так, будто музей Словцова решил за счет изъятия предметов старины из частного музея расширить собственную коллекцию. Особенно смутило владельца экспонатов, что процедура изъятия проводилась без фото- и видео-фиксации.

В результате обыска у Гая Першинга было изъято 1588 предметов археологии, предположительно представляющих культурно-историческую ценность.

Во время опроса в здании ФСБ Першинг рассказал оперативникам, что формирует музейный фонд с 2005 года. Коллекцию собрал путем приобретения, обмена и приема экспонатов в дар. Однако коллекционер не смог представить оперативникам документы, подтверждающие легальное происхождение артефактов. На основании этого, в отношении коллекционера сотрудниками РУФСБ было возбуждено административное дело за незаконный оборот археологических предметов (ст. 7.15.1 КоАП РФ).

«Брали опрос сколько лет музею, откуда поступали экспонаты, являюсь ли я руководителем черных копателей в УРФО или не являюсь. Я крышую всех черных копателей, у меня ОПГ, находим ли мы и восстанавливаем оружие, и вот это вот все. То есть им что-то надо. Скупаю, не скупаю, финансирую ли, какие памятники я вскрыл»,рассказал Гай Першинг

Однако больший интерес у правоохранителей вызвали не артефакты, а оружие и боеприпасы, найденные у коллекционера. Сам Першинг утверждает, что обнаруженное стрелковое оружие является макетом, а снаряд авиационной пушки и болванка времен Первой мировой войны — обезврежены.

Гай Першинг утверждает: в музее хранились только макеты оружия.
Фото:Музей частных коллекций

Тем не менее, после обнаружения боеприпасов, в музей вызвали группу разминирования Росгвардии. Саперы вывезли неразорвавшийся 76-мм шрапнелевый снаряд на полигон и уничтожили.

«Наличие боевого снаряда в помещении подвергало опасности жителей многоквартирного дома. В связи с угрозой взрыва артиллерийский снаряд вывезен на полигон и уничтожен», — сообщили в пресс-службе РУФСБ по Тюменской области.

Ситуацию с обыском в частном музее «Нашему городу» прокомментировал адвокат Павел Руснаков.

«Я полагаю, что сотрудники ФСБ привлекли сотрудников музея Словцова в качестве экспертов, которые показали какие экспонаты могут представлять опасность или же могут относиться к деятельности черных копателей. То есть их, скорее всего, взяли для консультации. Потому что других причин звать сотрудников другого музея для участия в обыске — нет. Но все это должно отображаться в соответствующих документах: протоколах обыска и выемки. Если сотрудники музея принимали участие в обыске и выемке, их роль должна быть отображена в протоколе, иначе их присутствие на обыске незаконно», — рассказал Павел Руснаков.

Также адвокат рассказал, что обычно делами о незаконном обороте оружия занимаются сотрудники полиции и СКР, однако в случае с Першингом вмешательство ФСБ может быть обусловлено тем, что информация о хранении оружия в частном музее поступила именно в ФСБ.

По словам Руснакова, то, что после уничтожения боеприпаса на Першинга не завели уголовное дело за незаконный оборот боеприпасов, еще не означает, что дело не будет возбуждено в дальнейшем. У правоохранительных органов есть от 3-х до 30-ти дней для принятия решения о соответствующего решения.

«Поэтому то, что уголовное дело мгновенно не возбудили — еще ничего не значит»,подытожил Павел Руснаков.

Между тем, как стало известно «Нашему городу», сообщество профессиональных археологов относится к Першингу крайне негативно. По словам историков, частный коллекционер имеет непосредственное отношение к черным копателям, разорявшим древние захоронения.

Собеседники из числа археологов сообщают, что несколько представителей научного сообщества обращались в полицию, но никаких результатов обращение не принесло. После чего ученые обратились в ФСБ.

На момент публикации материала, получить подтверждение от лиц, обращавшихся к правоохранительным органам не удалось.

По словам Гая Першинга к нему обратились несколько представителей частных музеев из Екатеринбурга, Москвы и Петербурга с просьбой рассказать подробности визита силовиков. Коллекционеры обеспокоены ситуацией и опасаются, что их может постигнуть участь Першинга. Редакция "Нашего города" обратилась за комментарием в Ассоциацию частных музеев России, она готовят официальный ответ.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter